Проповедь:  Уклад и антиуклад, устроение Церкви и ее разорение.

 2016-07-08

Поздравляю вас, братья и сестры, с праздником святых Петра и Февронии, Муромских чудотворцев. К ним сегодня мы молились, и наше сегодня детское поселение, припадая к ним, просит их помощи и заступничества в устроении семьи, каждый из тех, кто сегодня приехал к нам, и кто здесь в Отраде проживает. Мы помним, уже не раз говорили о том, что сила, собственно, жизни человека - в правде, в его природной правде. Это в его человеческих достояниях, в человечестве его. Тем более находится в укладе жизнь, ибо не от куда больше взять и ограждение, и укрепление, и вспомоществование, кроме как если человек живет сам в укладе. Тем более если речь идет об укладе церковном, где мы с вами нуждаемся в помощи Божией, в благословении Господнем и в укреплении святых отцов, их молитвы и предстательства, и их наставления, назидания, и примера, и образца и хождения за Господом в след Его, Господнего жительства на земле, и того жительства, которое через Духа Святаго Господь устраивает в церкви Своей здесь теперь. Без уклада нет никакой силы, и в конечном итоге всякий разлад - не только разлад внутри семьи, не только разлад в самом Отечестве, но и разлад с самим собою. А в итоге разлад с Самим Господом, и со всею Небесною Церковью. Поэтому-то и главный труд, который исполняет как каждый отдельный из нас с вами, так и семья, так и Отечество, так и внутри Отечества на земле здесь церковь земная - то устроение уклада. И во все времена, собственно история церкви, труды ея были направлены на то, чтобы устроять собственный уклад церкви внутри отеческой жизни на земле. Равно как через то и устраивать само Отечество. То есть тех людей, которые как Сыны Отечества, верны Отцам Отечества.

И вот мы сегодня, то есть фактически, уклад что же такое? Это жизненный путь и путь Господень. А при них  - земная жизнь. То есть фактически это путь и жизнь на земле. Соответственно путь - это Господень, который рождается или же возникает внутри пути жизненного. И  второе - это обеспечение этой жизни, земной жизни, собственно и составляет уклад. Вот, давайте с вами еще раз остановимся на видах укладов, каковые составляют, собственно, нашу с вами жизнь. Или  в которую мы с вами пытаемся сейчас войти из безукладного своего существования и антиукладного обычая земной жизни. Вот есть уклад приходской общины. Уклад приходской общины — это путь Господень. Есть уклад семьи — это путь жизненный. Есть уклад Отечества - это жизнь сынов Отечества. И наконец, есть личный уклад — это мера того, и другого, и третьего в твоей личной жизни, которая постепенно меняется с возрастом. Ибо в возрастах мы различаем возраст физический, нравственный и духовный, которые вместе составляют облик человека, или его здравие. Мы об этом здравии судим по тому, каковое физическое состояние человек имеет, какой характер жизни, поступков и поведения имеет, и какие устремления имеет: устремление плоти, духа, души и духа. Где уклад, там и распорядок, там приоритет, там Благословение. Там есть при этом жизнь вместе, сообща, едино, которые по событиям в разное время и в разных местах происходят, но в итоге все вливаются в уклад. Вместе, сообща и едино и вливаются в итоге в уклад. Там и кротость, смирение и любовь, которые составляют характер людей уклада.

Ну вот, остановимся на каждом из них чуть-чуть. Уклад приходской общины, путь Господень. Действительно, большинство людей приходят в приходскую жизнь. То есть это фактически-то богослужение. Приходская жизнь, она  фактически ограничивается самим богослужением. Внутри него таинствами, затем проповедью и  наставлениями священства и руководством в путях человеческих. Каких же путях? Все приходское богослужение и вся приходская жизнь направляет человека на путь Господень. Это и Евангелие, и апостол, это и все богослужебное содержание, которое открывает нам жизнь святых угодников Божиих, жизнь Самого Господа на земле и Матери Божией как путь, который Господь совершил здесь на земле. Весь годовой Богослужебный круг — это путь Господа, который Он исполнив на земле, теперь дарует и нам следовать по этому же пути, и мы следуем, идя отсюда, к службе в течение годового богослужебного круга. Это и путь Матери Божией, и жен мироносиц, и всех апостолов и всех подвижников, которых мы прославляем на богослужении. Это путь Господень. Путь Господень для нас с вами, если для апостолов начался со встречи со Христом, то для нас с вами путь Господень начинается с таинства. В таинстве, то есть сначала в крещении, потом всех остальных таинствах совершается наша встреча с Господом, и уже тогда следование за Ним. Если бы не было таинств, нам бы было непонятно и не ясно, за кем, где и как следовать. И только потому, что есть таинство, и есть внутреннее наше внимание к Нему, и в конечном итоге направление всех своих человеческих сил на жизнь от таинства, начинается собственно в человеке и с человеком его Господень путь.

 При этом мы говорим, что уклад есть приходской - это только богослужение, таинства. А есть уклад приходской общины. Это как раз все те исполнения заповедей Божиих, каковые Господь благословляет, силу к исполнению которых дает в таинствах и в  богослужениях, в молитве богослужебной. И далее уже община, то есть люди, составляющие состав богослужения, совершают между собою те благословленные в Евангелии, в заповедях данные отношения, каковые должны складываться между людьми. В этих человеческих взаимообращениях, даже не отношениях, а взаимообращениях, и обретается, собственно, жизнь общины. Эти взнаимообращения - есть исполнение Евангелия.  Эти взаимообращения есть собственно жизнь Христа и Святаго Духа в людях, каковую Они, Небо, то есть Господь и Дух Святый, благословением Отца Небесного совершают здесь на земле. Но совершают уже не Сами непосредственно, а через людей. Дабы это было абсолютно и полно  выполнено, совершается это людьми, носящими в себе Христа, и Духа Святаго стяжавшими. И во Христе и во Святом Духе имеющими Отца Небесного в себе, внутрь себя приявших. Так совершается с нами. И это совершается во время богослужения, сообщение с Духом Святым. И в таинстве причастия сообщение уже с Самим Господом, Иисусом Христом.

Уклад семьи — это жизненный путь. Жизненный путь в укладе всегда путь, исполненный присутствием Бога в жизни человеческой, и присутствием  в данном случае, в наше новое время, ветхозаветное время, это присутствие Христа в нашей жизни и Святаго Духа, а в Них, и Ими,  и через Них присутствием Отца Небесного. Потому может быть и мы, когда читаем Евангелие, или особенно от Иоанна, то фактически Господь везде и всюду, постоянно говорит только о об одном- об Отце Небесном. О том, что Он и Отец Небесный одно есть. И Я, и Я. И там, где Отец, там Я, там где Я, там Отец. И ничего, кроме как того, чтобы Отец благословляем Мне, …  Я ничего не делаю. Но все, что Я делаю, то делает и Отец Мой, и то есть благословение Отца Моего. Там, где семья обретается в жизненных путях своих благодаря жизненным призваниям любви, которая от Бога вложены в нас: это и сыновство, это и супружество, это и родительство, и гражданство. Четыре жизненных призвания, четыре жизненных призвания любви, каковые еще с творения Адама, и сотвроения Евы были даны человеку, или же вложены в его природу. И человек в этом как личность, обретает в своей природе и совершает эту самую любовь четырех направлений.

           Исполнение этой любви в жизненных призваниях и есть, собственно говоря, жизненный путь человека. И он совершается в семье. Там, где эти жизненные призвания оживают, там обретается и собирается семья. А где разлагаются и исчезают эти жизненные призвания, или заменяются и подменяются, там семья разваливается. Поэтому уклад семьи — это жизненные призвания любви. Но не просто сами по себе бытующие и пребывающие в человеке, но ведущие его, выводящие его на жизненный путь. Это путь простирается в виде возраста от рождения, младенчества, через зрелость до старости.

 Уклад Отечества — это жизнь сынов Отечества. В укладе Отечества, где сутью является жизнь сынов, нет пути. Отечество не есть путь. Отечество есть жизнь на земле. Равно как Небесное Отечество есть жизнь на Небе. Ни в жизни на Небе пути уже нет, ибо завершился путь, и люди, которые ныне сейчас пребывают в райских обителях, потом после Страшного суда те, которые будут введены в Царство Божие,  в Царство Небесное, будут там пребывать в Царстве Небесном. Но пути там нет. Равно и Отечество земное не есть, собственно путь, а есть жизнь на земле, пока душа и пока человек пребывает в земной жизни. Но эта жизнь все-таки Отечества, поэтому эта жизнь сынов. Здесь любовь к родине, здесь участие в жизни страны, здесь вхождение в семью народов земли, здесь защита от врагов и враждебных действий со стороны других народов. Здесь укрепление Отечества и здесь  освящение Отечества, или  жизнь церкви в Отечестве. В том, Отечестве, у которого земная жизнь есть просто жизнь. Пути нет. Поэтому-то и в жизни семьи, которая есть в действительности все-таки путь жизненный, есть моменты отеческие, когда семья просто пребывает, и просто ладно, и просто хорошо. И в этом чувстве лада, уюта, некоторой такой, как бы без времения, вне времени, когда бывает, что это иногда вечерами, когда все дела уже исполнены, дела, собственно говоря, жизненных путей, и семья может просто посидеть после ужина или за ужином, за чашкой ли чая, просто посидеть друг с другом, побыть. Это отечество вступает в жизнь семьи. Подобные минуты отдохновения и подобные минуты какого-то внутренней исполненности собственного с Богом пребывания, и при этом защищенности со стороны отечества и укрепленности всей таковой жизни отеческой, вне семьи, а внутри семьи тишина, мир, спокойствие, и тот дивный мир и вневремение, в котором жизнь получает какое-то особое измерение, особую глубину и особое наполнение.

Отечество там, где есть сыны. То есть где есть любовь к отцам: Отцу Небесному, отцам или лучшим людям Отечества, отцам церкви, всем старшим, как отцам. Это под отцами я имею в виду  и матерей и отцов, то есть всех родителей, и всех старших. И наконец, родным отцам своей семьи.  Эти четыре - это свойства сыновства, обретают всякого человека в его Отечество. Там, где эти свойства сыновства теряются, там исчезает отечество для человека. Там появляется, ну, в лучшем случае страна, еще хуже, государство, а еще хуже, вообще просто некие условия для осуществления своих страстных стремлений и страстной жизни. А там, где сын, дочь, там появляется непременно Отечество, потому что сын и дочь слышат, к чему и к кому устремляться, и через то обретают свое Отечество. Поэтому-то и любовь к отцам, это второе - почитание, как важнейшее из свойств сына. Третье -  это преемственность восприятия тех обычаев трудиться, каковыми жили отцы, и каковые ему, сыну, теперь и дочери, надобно сохранить, и исполнить и умножить. Умножить не в смысле развить, а умножить в глубь и в полноту, которая вся от Бога.  И наконец, четвертое, это общность. Четвертое свойство сына, дочери — это общность жизни со всеми, кто составляет эту семью, Отечество. Общность жизни, то есть единство и единение. Единство взглядов, единство обычаев, традиций, единство всего содержания жизни, и единение. Единение по духу и по человеческо природе. Мы все едины Духом Святым, в Бога осуществляемым, призванные и осуществляемые  в Боге и в Бога. Едины по духу, но вместе с тем мы все едины и по человечеству своему. Потому что человеческая природа, она, единожды сотворенная в Адаме и Еве, далее через них и от них совершается в каждом человеке, обретается в нем. И поэтому это-то Адамовое человеческое, и присутствующее в каждом из нас с вами, и составляет то едино  человеческое, которое в природе нашей есть. В итоге в этой общности жизни сынов и дочерей Отечества, открывается и происходит, и проявляется братством духовным и братством природным.

Итак, уклад приходской общины, затем уклад семьи, затем уклад Отечества. Четвертое — это личный уклад. То есть мера того, и другого, и третьего в твоей личной жизни, которая меняется с возрастом. И мы увидим, что эта перемена меры того, другого и третьего в разном возрасте, она собирает человека воедино в каждом возрасте во всех его здравиях. То есть физическом, нравственном и духовном. Нет собственно отдельно физического здравия, ибо  оно во многом и полностью, ибо оно зависит от нравственного здравия. И то и другое во многом зависит от здравия духовного. И по мере того, как человек возрастает  в своих путях, сначала жизненных, а потом путях Господних, здравие духовное становится ведущим в трех здравиях, определяющим нравственное здравие, его чистоту, и через то определяющими и физическое здравие. Хотя это вовсе не обязательно именно здоровье тела. Здравие духовное  при нравственной чистоте часто было у святых отцов, у святых подвижников связано с глубокими и серьезными болезнями телесными. Но в том здравие физическое, что в этих болезнях нет самодавления тела, больного тела над нравственным и духовным тем более здравием человека. Наоборот, здравие духовное, очищая нравственное, довлеет над нездоровьем тела, над болезнями телесными, каковые часто посещают святых угодников Божиих. В итоге семья кровная, отеческая семья, семья Отечества, и наконец, семья Небесная, есть путь жизненный и Господень. Внутри которого развивается и раскрывается личность, или сыновство в каждом человеке Отцу Небесному, церкви, Отечеству, роду, и семье.

Увы, с самого грехопадения Адама и Евы, изгнания его из рая, и во всей земной человеческой жизни раскрывается уже жизнь, или воцаряется, или внедряется в жизнь человеческую, а значит в пути жизненные и Господни, внедряется беспутство. Беспутство — это безукладная жизнь, и в нем антиуклад. Антиуклад, который весь напояется духом времени, то есть стремлениями к прогрессу. А это значит превосходству и соперничеству, как отдельных народов между собою, так и отдельных племен внутри народов, так и отдельных семей между собою, так и отдельных людей друг с другом. Стремление к превосходству и соперничеству, духом времени возгреваемое. Антиуклад — это еще и дела времени. Те дела, которые: каждому историческому времени свойственны свои дела распутства, дела беспутства, дела разврата, дела развала, дела вообще всякой потери уклада. То есть той общности, того единения и того единства, каковое только, к которому Господь призвал человека, и к которому и для которого сотворил, вложив в Него, в человека, все  необходимое. Как в отдельного человека, так и в семью, так и в само Отечество, так и в церковь. Все человек в себе несет, чтобы осуществлять все эти четыре уровня своей жизни. Личной, семейной, Отечества и церкви. Все есть у человека для общности.

Но враг рода человеческого для того, чтобы оторвать людей от Бога, ибо таковая, в четырех  образованиях совершаемая жизнь есть от Бога, и соответственно Богом и поддерживаемая, и в Боге усовершаемая, оторвать от Бога, это значит как раз оторвать от этих всех четырех образований. Оторвать человека от себя самого, оторвать человека от семьи и развалить ее, оторвать человека от Отечества и от чувства Отечества, и сделать его человеком, просто использующим свою жизненную жизнь, жизненное время на земле для своих страстей и самоугодия. И наконец, оторвать его от церкви. И даже если он и будет пребывать в церкви, пусть будет пребывать. Это последнее лукавство врага рода человеческого. Пускай церковные люди будут в церкви, но они будут принадлежать не церкви. Они будут принадлежать по стихиям времени. «Все равно будут принадлежать мне», - говорит враг рода человеческого. И в результате в церковь врывается анти церковный уклад. Так дела времени совершались всегда,  и совершаются во все времена с момента Адама, изгнанного из рая, до нынешних времен, и до последних времен, как дела, разрушающие общность с Богом. Общность в природе человеческой, и общность единения человека между собою.

Анти уклад — это еще и отношения людей. Вместо взаимообращения, которое все от Бога и Богом благословленное, и Божественными вложениями в человеческую природу совершаемое - это отношения людей друг ко другу, отношения страстные, отношения чувственные, отношения, в которых перевернулись все три естества в человеке в своем главенстве. Тело стало довлеть над душою, душа стала довлеть над духом. И в итоге отношения, измененные и извращенные внутри человека, рождают и измененные и извращенные отношения меж людьми. И там и там, и везде и всюду давление страстей.

 Как ныне получается вот этот аниуклад, или дух времени, дух льсти врывается через человека в церковь Христову, и начинает ее, по видимости  совершающуюся как церковь еще, но по внутреннему своему устроению уже живущую не в укладе церковном, а живущую в антиукладе, то есть в беспутстве в действительности. В беспутстве - это значит в потере того главного, к чему призывает, собственно говоря, приходская жизнь. Мы начали с этого: приход, приходская жизнь, богослужение, таинства, все зовут и выводят нас путь Господень. Но антиуклад, вступающий в жизнь церковную, в конечном итоге людей, входящих в церковную жизнь, превращает в беспутных людей. Они, вроде бы, и ходят на службы, они участвуют в таинствах, но они не слышат руководство службы, таинства, и всех проповедей и наставлений, как выводящих их на путь Господень, как поддерживающих в путях Господних. Как усовершающих их на путях Господних к тому, чтобы к моменту перехода из жизни земной в жизнь вечную, выйти человеком, чадом Божиим, которого Господь после смерти, после оставления тела здесь на земле, ждет и приемлет ангельским восприятием. Приемлет в Свою заботу и в Свое благословение, и вводит в итоге в рай. А дальше после Страшного суда в Царство Небесное, царство Божие.

Стоят беспутные люди на службах. Но в этом случае тогда и, выходя со службы, и обретаясь в своей жизни вне богослужебной, в своей жизни земной, тоже пребывают чаще всего в беспутстве жизненных путей.  И на жизненных путях тоже беспутство. Потому что там, где путь, там движение от возраста к возрасту. От младенчества к старости. К той старости, в которой совершается в человеке вся мудрость его жизненного бытия, мудрость наставления, мудрость благословления, мудрость участия во всех, кто рядом с ним. И более того, там, где есть еще в этих жизненных путях обретение святости, а богослужение и приходская жизнь – это как раз и есть обретение святости. Потому и возгласы важнейшие, перед причастием: «святая святым», - обретающимся в святость, «святая» - в умножение этой святости. Там, получается, что и жизненный путь тоже становится  беспутным. Нет этого приближения, этого обретения, этого вхождения в святость, а значит, премудрость старости. В беспутных жизненных путях, а значит, беспутной жизни за пределами прихода, и совершается в итоге старость вражья. Старость, в которой нет святости и премудрости. Святости благословений, святости и премудрости наставлений, и премудрости руководства теми, кто рядом, и кто ищет этого наставления у старости. В конечном итоге у старцев.

Если же уклад церковно приходской общины — это путь Господень, во время самого богослужения и  таинств  обретения святости, а в жизни при выходе из храма, из  богослужения - это жизнь, собственно, взаимообращения между собою. То есть, жизнь общины, а значит, исполнения заповедей Божиих, которые и есть путеводительство на путях Господних уже, ведущих в Царство Небесное, то тогда фактически весь уклад приходской общины должен обретаться и крутиться внутри самих участников этого прихода. Сначала стоящих как приход на богослужениях, а затем, выйдя из прихода, между собою те же самые, что стояли на службе, вступают в обращение между собою, дабы исполнить заповеди. И  заповедями Божиими совершают подвижническую свою жизнь в обращениях друг с другом  вступать, или быть на путях Господних. Вступить на путь Господень и быть на путях Господних. Этот-то труд друг ко другу, и труд между собою и составляют, собственно говоря, путь приходской общины. Поэтому-то и апостол Павел и говорит, что «должно исполнять все то доброе ко всем людям, но прежде к верным».  И поэтому прежде верные между собой должны собраться. А это и есть - собраться в общиннную жизнь внутри прихода.

Если вместо этого мы с вами сейчас, призванные в церковную жизнь, в самых первых своих годах жизни церковной по призывающей благодати  входим в церковную жизнь, и в этой церковной жизни сразу направляемся всеми, кто, священниками и всем активом прихожан, направляемся сразу за пределы церкви в различные наши служения. И идем сразу к людям, совершенно порою не верующим, или же верующим в других богов, или немощных в вере, и потому крестившихся, но никакую силу не обретших, и потому ни в какую церковную жизнь не входящих, и не желающих в нее входить. И вдруг именно к таковым людям, каковые прежде, большая часть по нынешним временам еще не призваных. Возможно, что и не предуставляемы. Возможно, что еще и вообще не предуведены. Как говорит апостол Павел: «те в церковь войдут и будут призваны, кого предуведе Отец Небесный, и кого предувставил» и приготовил невидимо для них самих Дух Святый, и только те в итоге были призваны Господом Христом.

Но мы, выходя из храмов к этому народу, который всею своею внешнею жизнью показывает, что он еще далек от церкви и от церковной жизни. И мы пытаемся обратить их в церковную жизнь, пытаемся обратить, часто и чаще всего, это видно, совсем без помощи Божией. Производится множество усилий для того, чтобы совершить какие-то слова, исполнить какие-то дела, события, и различные действия с неверующим народом за пределами храмов и церквей. И часто обнаруживается либо сразу бесплодность этих действий и слов, либо спустя какое-то время, либо спустя много времени, когда мы видим, что фактически-то все силы, которые были, множество, во множестве потрачены на эту массу народа, ни к чему не привели. Если кто и пришел в церковь, ну на час. Если кто и задержался в итоге после такой миссии нашей в безбожном народе, войдя потом по этому призыву в церковь, но задержался всего лишь на год, два — это не есть плод. Более того, даже и не результат. Это лишь некое такое, на час утешение, будто бы есть какая-то польза от нашей с вами деятельности за пределами храмов, за пределами своих приходов. Потому что общин в таких приходах образоваться просто не может. Все силы, которые должны бы были быть обращены на выведение, или же на удержание на путях Господних внутри общины уже тех людей, которые пришли к Богу, которые уже имеют вспомоществование Духа Святаго, которые имеют благословение Отца Небесного, которые имеют призывание Господа нашего, Иисуса Христа. И признаком того является их пребывание и присутствие на богослужениях, как на таинстве пути Господнего.

 Если среди этих людей мы не совершаем и не исполняем их общинных отношений по заповедям Божиим, и все силы свои не к ним, не к этому общинному устроению и обращению друг с другом по заповеди: «любите друг друга. Имейте такую любовь, которая вас являет как учеников Христовых», не на это направлены все силы человеческие. Откуда тогда внутри прихода взяться общине? Ей и неоткуда взяться, а ее поэтому и нет. И там, где даже было, и вроде бы и начало обращаться, или общаться, появляться такая община, однако повелением свыше выведенная сейчас эта община наружу за пределы своей общины, за пределы своего храма и прихода, расточает свои силы на беспутных людей. И в итоге отдает великую драгоценность — призывающую благодать и благодать содействующую на беспутные просторы ужасного вражьего безобразия. Что из этого можно выловить? Только результат такой деятельности будет один: так же, как это было у учеников Христовых, когда они были без Христа. Пока они ловили рыбу сами по себе, то в итоге целую ночь про ловили, сети закидывали. Господь спросил их: «имеете ли, чада, что либо»? Ответили: «нет, не имеем». Тогда Господь сказал: «войдите в лодки, закиньте сети и увидите». Послушались Господа, и извлекли сети, полные рыбы: 100, и 50, и 3. Так, что даже проторжалась, то есть продиралась сеть от этого обилия великих больших рыб. То было действие Бога.

Но чтобы это действие Бога простиралось на людей, для этого должно было быть призывание этих людей, а люди  по этому призыванию, уже вошедшие в церковную жизнь. Но тогда это и есть те, кто стоят в храме на службах. Тогда вся деятельность, к которой призывает уже Сам Господь, она прежде всего должна быть обращена среди верных, как  говорит апостол Павел. Это дела милосердия. Не социальное служение, а дела милосердия. То есть милости друг ко другу, дела прощения, дела, когда делаешь для другого, делаешь другому и делаешь за другого. Делаешь другому и за другого. Так же как и отдаешь себя и свое внутри приходского собрания, из которого в итоге, постепенно из этого собрания стоящих на службе, будет постепенно образовываться в самой жизни земной приходская община. То есть людей, которые имеют взаимообращение между собою. Сначала взаимообращение умножающейся любви в жизненных путях. То есть это семья и те дела  в целом у общины. И наконец, умножающиеся дела вспоможения друг другу на путях Господних.

Как много требует каждый из нас с вами этого участия в том, чтобы удержать себя в таинстве, дабы от него жить, получив его, в таинстве ли покаяния, и в храме отпущения грехов, либо в таинстве причастия тем более удержать таинство, и от него совершать свою жизнь. Как нужна в этом случае помощь единоверцев, как нужна помощь взаимная друг другу тех, кто был в этих двух таинствах, и теперь, выйдя из храма, живет в этом просторе растленным, распутным и беспутным. Если говорить о катехизическом служении, то ведь катехизация — это подхватывание человека, пришедшего в храм. И введение его в приходскую жизнь, то есть в жизнь богослужения, и жизнь богослужебного круга годового. А затем введение его в общинные, по заповедям Божиим обращения друг со другом внутри  же прихода. Это есть катехизация. Первые три года, ну,  по опыту древней церкви, первые три года ведения человека в его церковной жизни внутри прихода и постепенно устроение его жизни в богослужениях, а затем устроение его жизни в обращениях друг со другом по заповедям Господним. И как дивно, если человек, входя в церковную жизнь, подхватывается катехизаторами и вводится  в уже имеющуюся общину, где уже есть все эти два состава: и  приходская богослужебная жизнь, и общинная — исполнения заповеди Божественной любви между собою, друг ко другу. «По тому узнают вас, что вы ученики Мои, какую любовь имеете между собою».

Человек, вступающий в эту-то любовь прихода, а значит в эту любовь общины, имеет вспоможение с ее стороны. Это вспоможение теми силами, каковыми исполнен всяких член уже общины. И тогда всякому новому, входящему в эту жизнь, есть чем в общине жить. Есть пример и образец, кому подражать. Есть вместе с кем как со-ревнителям, двигаться на осваиваемых им путях Господних, или в те моменты, периоды, когда он вступает только на этот путь Господень в свои первые три года призванности, в первые начальные годы своей церковной жизни. Если вместо этого он, вроде бы, призванный и обеспеченный в таинствах Божественным участием, подхватив всю эту силу, с ревностью вдруг вылетает из храма, и бежит по разным больницам, тюрьмам, где полностью беспутные люди, и расточив в конечном итоге все то достояние, которое драгоценным образом, как драгоценность великую, должен был бы первые годы своей церковной жизни как раз усваивать внутрь себя для обретения своего личного пути Господнего, личного пути жизненного, в котором он будет усовершаться в своей семье, в своих природных дарованиях любви, сыновства, родительства, супружества и гражданства.

Если вместо этого труда и обращения этих сил внутрь себя и для себя, он их расточил там, за пределами церковной жизни. Если через это он весь был рад и счастлив от того, что он удачно, и красиво и хорошо исполнял все это среди беспутной молодежи, занимаясь молодежным движением, беспутными больными и прочими людьми, которых сейчас бесчисленное множество в больницах и в разных домах престарелых, где фактически-то и собрание как раз беспутных людей, и там он расточил всего себя. Хотя, правда, с восторгом и радостью приходил и говорил о том, что удачно сегодня провел то или иное мероприятие между ними. Меры принял, мероприятие. Меры принял к ним, беспутным якобы выводя, чтобы вывести их на пути Господни. Счастлив от того, что у него получилось,  счастлив, что удачно все вышло, что хорошо вышло. Но придет время, и он после призывающего периода выйдет на период переходный, где благодать призывающая сокроется в его сердце, и он должен будет ее искать для того, чтобы обрести уже как содействующую, содействующую тем внутренним деланиям и движениям, которыми стяжается Дух Святый.  А он вместо стяжания  Святаго Духа все три года бегал по разным, вне церковным сообществам людей, якобы призывая их в церковную жизнь, и не подозревая, что призывание это совершает Сам Господь. «Не вы Меня избрали, Я вас избрал. Отец Небесный, кого предуведе, того Дух Святый призвал. Того приуготовил». И нет по другому.

А тут человек полагает, что он призвал, кого-то призвал, позвал. И время, когда ему надо будет теперь жить для самого себя, и  для своего как раз обращения с благодатью, он пропустил. А образ деланий, каковыми можно стяжать благодать, вообще не усвоил, хотя много при этом читал, но ничего из читанного в практике не осваивал и не пробовал. И более того, вокруг себя в приходе не видел никаких примеров и образцов, потому что все, также как и он, но пребывая внешне вроде бы в приходской жизни, внутренне, оказываются, находятся в беспутьях, а еще хуже — и распутьях. Имея таковую церковную среду в приходе, никем не подвигаемый, ни в какое со-ревнительство не призываемый, придя однако, сам по себе, по своим возрастам церковным в переходный период, оказывается совершенно беспутным человеком, ничего не знающим, как внутри себя трудиться, чем и как, и откуда стяжать Святаго Духа. Никем не подкрепленный, потому что вокруг нет таковых людей, потому как все живы какими-то преступными делами, либо своими собственными, либо тем более направляемыми из церкви в эти разные служения церковные.

 И в итоге период содействующей благодати ждет людей, когда-то введенных Богом в церковь. А церковное устроение жизни людей в приходах, в конечном итоге выведя его на распутство и на беспутство, внутренне сделало его человеком, совершенно не церкви. Как назвать таковые стремления и строй жизни сегодняшней церкви? Только одним словом — разорение. То, что Господь созидал, приуготавливая человека к церковной жизни, потом призвал. Он вошел в церковную жизнь. А приход, который весь обращен на внешнюю социальную деятельность,  разорил все деяния и дела Господни. И в итоге кто же придет, или же кем наполнится в целом приходская жизнь и приходское собрание? Общиной наполниться не может, потому что община, ради образования общины здесь ничего не делалось, или делалось так мало, что только лишь способные к общинной жизни из глубин внутреннего духа своего, те только ее и совершали. Но это единицы в составе общины. А все остальные оказались даже не только в поддержание той благодати, с которой пришли в церковную жизнь, но и разорились в ней,  каковую не смогли ни удержать, ни под держаться из вне со стороны прихожан. И не научились  за нее стоять и бороться внутри себя против своих страстей и греховных навыков. Оказались в итоге все вместе в некоем таком, духовном, а в конечном итоге нравственном вакууме, или в нравственной пустыне, духовной пустыне,  в нравственном беспутии. И фактически, вроде бы имея возможность обновления, или же  возрождения, скажем с вами, церковной жизни, которая сейчас, последние 25 лет идет. Однако ее не укрепили и не встали в нее. И превратились  в итоге в тот народ Ветхозаветный, который ко времени прихода Христа был как раз, вроде бы внешне весь религиозный, вроде бы внешне весь во внешней церковной жизни, а внутренне «яко гробы повапленные».

 О том, что мы к этому сейчас готовим все, что происходит в церкви, весь народ церковный, говорит, и в конечном итоге придем к этому, говорит и само Евангелие, и особенно пророчества святых. Пророчества, начиная с Самого Господа, потом апостолов, и наконец, святых. И верховным из этих пророчеств является пророчество апостола Иоанна Богослова в  его дивной книге «Апокалипсис». Придет Господь на землю, и обретет ли веру? Единицы, так как церковь не одолеет врата адовы, то единицы все равно будут оставаться здесь. То есть церковь будет жива, но остануться единицы здесь. Так, что даже проповедь двух подвижников Господних, Илии  и Эноха, которые живыми взяты на Небо, и теперь в какой-то момент вернутся опять на землю благословением Божиим, и начнут до собирать остаток народа на земле, Небесного или Божьего народа, будут иметь малый состав этого остатка. А 7 миллиардов всех религиозных людей, потому что  к тому времени все народы будут религиозны, а среди них религиозно православных людей, внешне религиозно православных,  а внутренне беспутных и распутных, составят как раз ту массу народа, которая не откликнется на призыв Илии и Еноха. Ни свой собственный народ, ни народы все, то есть Израильский, еврейский народ, ни все остальные народы всего земного шара, не откликнутся. Более того, возбранятся и убьют двух пророков, так, что в итоге повелением царей, а повелением в данном случае антихриста будут трупы лежать их перед глазами всех три дня. Почему перед глазами всех? Потому что телевизор будет показывать все это, интернет будет показывать всему миру эти два трупа. Три дня будут лежать перед глазами всех, и никто не посмеет к ним подойти. Ни у кого не будет к этому ни движения, ни ревности, ни духа Божьего.

Враг рода человеческого этот результат и имеет своей целью. Этим результатом он хочет посмеяться над Богом, этим результатом он хочет укорить Бога и оскорбить Его. Ну, к сожалению, по причине человеческой этот результат будет. Так говорят все пророчества.  По причине человеческой этот результат сегодня на наших глазах совершается и деется.  Так видно по тому, как если ты зрячими глазами смотришь на то, что происходит сейчас. Этот результат, к сожалению, начинает давлеть и царить в нас с вами, когда мы с вами, вроде бы призванные, и вроде бы откликнувшиеся на путь Господень, а не просто даже в жизненных путях пребывающие, тем не менее не можем никак выйти на него. И чувствуем, как внутренне все противится и удерживает нас от путей Господних. Этот же результат во вне, в приходах, заставляет нас забыть о том, что есть результат внутренний, есть плод духа, есть дары Духа Святаго. И не к ним, и не о них жизнь человеческая, к сожалению, все больше и больше начинает совершаться. Хотя вроде бы, по началу с ревностью вошли  в церковную  жизнь, и даже поддерживали немалое количество лет себя в этой жизни. Однако глядя на всех окружающих, которые в беспутстве внутреннем устремляют нас в таковую же жизнь, в стремлениях своих в итоге через чиноначалие утвердить эту внутренне беспутную жизнь через внешние, вроде бы, церковные порядки и правила жизни, но уже как законные требования жить так, и никак по-другому. То есть жить врагу, и не жить Христу.

 Сегодня мы молились святым Петру и Февронии не только о том, чтобы они устроили нашу семейную жизнь как жизнь жизненных путей. Но и более того, мы молились о том, чтобы они устроили наше в итоге, наше собрание в Небесном Царстве. А значит, вывели нас на путь Господень, который к этому Царству Небесному и ведет. И молились, и имеем чаяние, и будем надеяться, что их помощью, и собственным духовным зрением на происходящее, как во вне, так и внутри себя, мы  будем идти, как путями жизненными, в которых должна совершиться единая, нравственная природа человеческая. Так и особенно путями Господними, в которых может совершиться то Царство Небесное, или то собрание церкви, ради которого, и для которого мы рождены здесь на земле. Аминь.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить