Оглавление

Как сохранить семью счастливой,

чтобы для домашних быть желанным

(упражнения, правила: супружеские, родительские, детские, общие, общения)

Волгоград, 2009



Дом — это место, где любят*

«Главным центром жизни любого человека должен быть его дом. Это место, где растут дети, – растут физически, укрепляют свое здоровье и впитывают в себя все, что сделает их истинными и благородными мужчинами и женщинами. В доме, где растут дети, все их окружение и все, что происходит, влияет на них, и даже самая маленькая деталь может оказать прекрасное или вредное воздействие. Даже природа вокруг них формирует будущий характер. Все прекрасное, что видят детские глаза, отпечатывается в их чувствительных сердцах. Где бы ни воспитывался ребенок, на его характере сказываются впечатления от места, где он рос. Комнаты, в которых наши дети будут спать, играть, жить, мы должны сделать настолько красивыми, насколько позволяют средства. Дети любят картины, и если картины в доме чистые и хорошие, то чудесно на них влияют, делают их утонченнее. Но и сам дом, чистый, со вкусом убранный, с простыми украшениями и с приятным окружающим видом, оказывает безценное влияние на воспитание детей».

Самые прочные узы – это узы, которыми сердце человека связано с настоящим домом. В настоящем доме даже маленький ребенок имеет свой голос. А появление младенца влияет на весь семейный уклад. Дом, каким бы он ни был скромным, маленьким, для любого члена семьи должен быть самым дорогим местом на земле. Он должен быть наполнен такой любовью, таким счастьем, что, в каких бы краях человек потом ни странствовал, сколько бы лет ни прошло, сердце его должно все равно тянуться к родному дому. Во всех испытаниях и бедах родной дом – убежище для души…Дом – это место тепла и нежности. Говорить о доме надо с любовью… В христианском доме должна жить любовь. Он должен быть местом молитвы. Именно в молитве мы черпаем благодать, нужную нам, чтобы сделать наш дом светлым, добрым, чистым…

Жизненно важно значение среды. Мы еще не вполне понимаем, как много значит атмосфера в доме, где растут дети, для становления их характера. Самое первое место для нас, где мы учимся правде, честности, любви, – это наш дом – самое родное место для нас в мире.

За искреннее христианское отношение к семье государыня была вознаграждена горячей любовью, преданностью и предупредительностью детей. Нельзя сказать, что она не приложила к этому никаких усилий, хотя Александра Федоровна не требовала от детей любви как непременной дани.

Правило супружеское

Мы начинаем с этой страницы знакомство с супружескими правилами. Любое из правил требует от читателя остановки чтения. Правило нужно испытать в жизни, побыть в нем, не только сознать, согласиться с ними – этого недостаточно. Нужно его исполнить.

Чтение правил через то замедлится. Однако, потеряв во времени, вы взамен восполните качество восприятия последующего содержания. Оно станет приобретать живую емкость. Знание начнет обретаться в жизнь.

Видишь - нужна твоя помощь - помоги

Праздный отдых любого из членов семьи разрушает

жизнь дома. Усталость после работы извинительна, если другой сказал: «Отдыхай, я сделаю все сам». Если нет таких слов – помоги.

Действительно, если я молча пришел с работы

усталый, не откликаюсь на нужду другого, другому остается только внутренне принять это, внутренне приняв это, простив, или обидевшись, или вознегодовав. Так происходит в семьях, где супруги друг другу не открываются. Они будут обижаться друг на друга. Один от усталости будет внутренне требовать, чтобы не заявляли ему разные нужды. Другой, видя, что первый не откликается на нужду, будет обижаться на него, внутренне злиться и требовать, чтобы он все-таки помог. И так они оба не будут проявлять своих внутренних переживаний, оставаясь в душевном разладе друг с другом. Потом это вырвется наружу в ссоре, взаимных претензиях. Чтобы это миновать, нужно упирающееся состояние души нужно переступать.

При этом порой приходиться делать неимоверные

усилия, чтобы сказать: "Прости, я не могу, я устал". Но необходимо хотя бы обнаружиться в своей усталости и испросить разрешения или согласия своей супруги или супруга на временное неучастие в заботах. Конечно, велика душевная щедрость человека, у которого хватает сил не только сознаться в своей усталости, но и из любви испросить разрешения отдохнуть.

Но еще выше душевная щедрость того человека, у которого в душе достаточно сил, чтобы, превозмогая свою усталость, из любви к ближнему, помогать ему. В этом случае Душевные Силы любви оказываются значительно большими, чем физические. И потому физически уставший человек, увидев любимого супруга, откликается ему и находит в себе силы. Откуда? Душевные Силы умножают силы физические.

Помни: умение сохранить жизнь, не прерывать ее

мертвым действием также требует привычки, требует навыка души откликаться, едва глаз или ухо видят или слышат нужду в помощи. Здесь нет мелочей. Каждая маленькая неисполненная нужда убивает частичку отношений. Импульс жизни легко остановить, снять же наложенный на него в душе замок непросто. Возможно ли сохранить его? Одними физическими усилиями этого не сделаешь, рассудочными силами, сознанием тоже порой не сохранишь. Нужно любить, хотя бы чуть-чуть.

Не требуй исполнения этого правила от другого.



Правило РОДИТЕЛЬСКОЕ

Придай сил лучшему в ребенке

Если ребенок уходит от разговора с нами, это значит, что мы начали его неверно. Или не нашли той минуты и не почувствовали того состояния детской души, в котором навстречу нам идет его собственная потребность в разговоре, в нашей помощи.

Воспитывать – это значит придать сил ребенку на исполнение ваших слов. Можно крикнуть на него и тем оторвать от его настроений или желаний. Он и подчинится. Можно спокойно объяснить, поймет и сделает. Можно задать вопрос ему с верой, что он подумает и сам найдет, как поступить. Только при всех перечисленных вариантах нужна еще любовь к ребенку и вера в него. Ими и предадутся ему силы. А без них – или силы слушаться вас со временем иссякнут. Или, что еще хуже, ребенок начнет опираться на самоутверждение, будет черпать силы из гордости и самолюбия, чтобы выполняя ваши наставления, чувствовать себя как бы человеком.

Помогать ребенку – это значит научить его правильно воспринимать и исполнять то или иное дело и посредством правильных поступков верно выстраивать свою жизнь.

Увидеть результат можно только по конкретным действиям ребенка. Нельзя насильно внедрить что-либо в ребенка, как нельзя привить дереву не присущее ему. Это невозможно. Чуждое все равно высохнет. Плодом может быть только то, что сродно ему. Поэтому в деле воспитания детей взрослые должны быть рядом, как садовники, воспитание должно быть бережным, должно учитывать собственную свободу дитя.

В деле воспитания важно увидеть, услышать, почувствовать, что несет в себе ребенок, и взращивать то, что в нем есть.

Его настроение, его чувства, взгляды на жизнь, предметы, его радости или, наоборот, горя, его реакцию на события, на слова. Есть черты характера, свойственные только ему, особенности мышления, склонности. Наконец, предметом воспитания могут и должны быть призвания. Прежде всего призвания жизненные – сыновство, гражданство, с возрастом пробудится супружество, а там и родительство. Призвания эти составляют в ребенке и человеке важнейшую основу его личности. Каждое из них имеет свои, Богом положенные в нем, нравственные свойства, нравственные, значит бескорыстные. Все призвания – это призвания любви. К родителям, к соотечественникам, к супругам, к детям. И уже после них по важности идут призвания прикладные, образующие профессию и связанные с прикладными способностями – ремесленными, интеллектуальными, музыкальными, организаторскими и т.д. все это многообразие уже есть в ребенке, в зачатке ли или в развитии, спящее или активное. Что-то из этого имеет еще и разную причину появления.

Одно – может быть, с рождения, другое – всеяно в течение жизни, третье – уловлено, напечатлено самим ребенком… взращивание настоящего в ребенке в каждую минуту общения с ним – будь то общение мягкое, лаковое или строгое, требовательное – обязывает взрослых не насаждать что-то чуждое, а взращивать то, что уже есть, тонко чувствовать, в чем дитя нуждается на данный момент. Это могут быть слово или утешение, поступок, действие, поддерживающие ребенка.

Закладывать доброе в нем нужно прежде всего поступками любви, ибо как растению требуется тепло и солнечный свет, так и ребенку требуется родительская любовь. Но как и растению необходимы и теплые условия дня, и прохладные, даже суровые ночи, так и в отношениях к ребенку родительская любовь должна быть разнообразной: в одних случаях – доброй и ласковой, в других – строгой и требовательной. Пусть ничто не приводит родителя в отчаяние, пусть хватит его родительской любви быть в деле воспитания и любви, преданности ребенку до конца.

СПОСОБ РАБОТЫ

Вот небольшой прием, который позволит многое увидеть в себе. Там, где будет действительное стремление прийти к глубокому, возможному для человека, уровню общения, он позволит снять внутренние преграды на пути его достижения.

Для начала нужно выбрать один день в неделю или определенный час в течение каждого дня, и на всем протяжении выбранного времени соблюдать следующее правило.

Выслушав слова собеседника, отвечать ему, выдержав десять секунд молчания. В это время можно произнести про себя Иисусову молитву, можно просто помолчать. Это значит, после каждой реплики человека, с которым я разговариваю, независимо от того, из десяти или из одной фразы будет состоять его речь, я могу говорить лишь тогда, когда выдержу десятисекундную паузу. Как бы мне не хотелось немедленно парировать сказанное собеседником, я остаюсь верен правилу. Даже в том случае, если мне при таких условиях придется промолчать весь разговор, потому что собеседник ни разу не замолкнет более, чем на десять секунд.

Прием этот, при всей его внешней простоте, обладает большой внутренней силой. Много бессознательного откроется. Многое станет предметом Исповеди и Покаяния. Продолжительность работы с этим приемом зависит от желания человека. Если не удается работать с ним три года, работайте год. Не удается работать год, живите с ним хотя бы полгода. А если и это не получается, тогда уж как выйдет.

Важно только помнить одно условие. Любой прием или правило теряет основную долю своей прорабатывающей силы, если он отрывается от своего содержания – главного смысла, ради чего он применяется. Десятисекундная пауза без веры в благословение и Промысел Божий и без внутреннего стремления к человеку, без желания понять его состояние души, без соучастия ему, превратится в свою противоположность – перейдет в черствое наблюдение себя и другого и установит в супружеских отношениях атмосферу безсердечия.

Не в правиле дело – в устремленности к Заповедям Божиим и в желании Его воли.

УПРАЖНЕНИЯ
ДЛЯ САМОНАБЛЮДЕНИЯ

Работа по сознанию своих состояний невозможна без испытания себя. Поэтому ниже предлагаются упражнения, которые позволяют начать такой труд. Где могут быть применены эти упражнения? Там, где явственно схвачено в себе одно из приведенных здесь состояний или настроений сердца. В этот момент важно остановиться, т. е. прекратить все внешние действия, и вслушаться в свое внутреннее состояние. Пока оно продолжается, нужно наблюдать, что происходит во мне. Тогда в поэтапном наблюдении – от вопроса к вопросу – будут подняты неосознаваемые скрытые движения страстной души. Если такое сознание себя вскроет первопричины поведения, движение страсти ослабнет. Покаянием и Исповедью изгладится совсем.

Иногда в момент переживания состояния не удается справиться с собой, остановка и наблюдение не получаются. Тогда самонаблюдение нужно сделать спустя некоторое время, по памяти, воспроизводя всю гамму переживаний пройденной ситуации.

Особенно важно дать действительный ответ на вопрос упражнения. Не бежать от вопроса к вопросу, не торопиться. Вскрывать все слои своего сознания от рассудочного уровня до уровня душевных движений.

Упражнение 2

Вижу плохие действия ближнего. Во мне разворачивается движение глубокого осуждения.

Вопрос себе. Почему не движение милосердия?

Контрольный вопрос. Читая задание упражнения, вспомнил ли я состояние, о котором говорится или прочел о нем, как читаю в художественной литературе о настроениях героев?



Правила для детей

Будь у жизни учеником

и не стыдись этого

Исполняя дело, смотри, как его делает более опытный и умелый. Научись делать так, как он. Когда учишься, не только смотри, но и спрашивай. Будь у жизни учеником инее стыдись этого.

Сопротивление и неисполнительность – худшие из качеств

Если тебя просят старшие по возрасту и по должности (а ты однажды выбрал их старшими для себя): «Сделай то» или «Сделай это» – сделай.

Не развлекайся делом

Если не можешь исполнить дело и начинаешь развлекаться – уйди. Никто не должен в дело вносить развлечение.

Обычно это правило значимо для детей, когда педагог поручает им какое-либо дело. Дети заняты больше не предметом дела, а друг другом, и поэтому больше находятся не в деле, а в общении. А дело становится лишь средством, благодаря которому происходит общение. В нем, получая радость друг от друга, они легко увлекаются и начинают развлекаться. В этом случае своими действиями показывают , что дело для них не значимо, основное для них – общение. Нередко аналогичное происходит и среди взрослых. В подобном случае лучше честно об этом сказать и уйти от дела.

Начал дело – будь в нем до конца,

даже если другие ушли

Этим правилом воспитаешь в себе верность, надежность, преданность. Это же правило будет развивать в тебе терпение и мужество. Благодаря этому правилу разовьешь в себе совесть, чувство долга, ответственность. И всё это – без оглядки на окружающих, без страха перед тем, что они скажут, без животного инстинкта стадности: как все, так и я. Потому что через этот инстинкт люди делаются слабыми и ненадежными.









Правило общее

Иди в себе туда, где жизнь,

люби другого

В основе наших поступков лежит любовь. Есть любовь к делам, занятиям, есть любовь к вещам, предметам, есть любовь к людям, у верующих – любовь к Богу и, наконец, любовь к себе.

Где любовь, там и жизнь. Человек говорит: мне нравится делать то и то, или нравятся вещи те и те, или люди такие и такие, или сам себе нравлюсь. В этом «нравится» уже начало любви. Начало сердечного расположения.

Вот только расположение может быть чистым и нечистым. Чистым, значит нравственным, безкорыстным. Нечистым, значит есть корысть, угождение себе. Еще хуже – самоутверждение. Самоутверждением любовь к себе превращается в самолюбие, а угождение себе превращается в самоугодие и любовь делается корыстной. Задень самоугодие, оно и вылезет чувством неудобства, неуюта, заслонит собой любовь, любовь и сморщится. Пока не задевали была жизнь. Как не угодил кто, жизнь и сморщилась. Где самоугодию неудобно стало жить, там незамедлит самолюбие. Оно заступится, чтобы самоугодию было комфортно. Заступится недовольством, досадой, раздражением, а то и яростью на обидчика. Вся любовь на том и кончится. Так ли уж надо отдавать на растерзание самоугодию и самолюбию свою любовь. Тем более, если ее между супругами уже не так и много, одни остатки. А если супружество еще в начале пути и любви друг ко другу много, любви, то есть готовности жить для другого, то тем более жаль ее отдавать на растерзание волкам – самоугодию и самолюбию. И стоящему посреди них самоутверждению.

Поэтому правило обращает нас к удержанию в себе самого дорогого – любви. Иди в себе туда, где жизнь, люби другого. Это правило обращает наше внимание даже к маломальским посягательствам на чувство любви.

В жизни бывают моменты, когда на нужду возникает порыв заботы, любви, попечения, желание поучаствовать, сделать то, другое. Но почему оно не всегда выходит в поступок, а остается внутри нас?

Причины могут быть разными. Порыв отклика на нужду тут же может быть зажатым из-за того, что мы испугались мнения окружающих, испугались за собственный покой или стало жаль свои силы, время, деньги. Происходит зажим естественной жизни, т.е. способности откликаться и служить ближним.

Зажимы накладываются на наше поведение как сети ли груз, искажают наше восприятие, наше сознание. Постоянно действующие зажимы приводят к развитию невроза. Иногда удается снят зажим с помощью медикаментозного вмешательства или спиртного, которое лишь на некоторое время выводит из этого состояния, но не решает проблемы.

С момента рождения каждый из нас несет в себе центральное и единственное чувство, которое заполняет нас полностью. Это чувство – любовь. Сыновняя любовь к родителям. Со временем любовь к матери, отцу заменяется другим чувством – чувством любви и преданности самому себе, самоутверждению, самомнению и самоугодию, которые постепенно становятся как бы естеством человека. Утверждение себя через оценку окружающих длится всю жизнь. Ожидание комплиментов, доброго отзыва или боязнь осуждения. А ведь при этом мы не освобождены от любви, которая по естеству заложена в каждом из нас.

Ваша жизнь – это быть с другими в любви. Любовь делает другого свободным. Напротив, в привязанностях, которыми чаще всего подменяется любовь, другой связан, несвободен, являясь средством внутреннего услаждения любящего, предметом его радости. При этом другой всегда несвободен.

Более того, как нам кажется, даже обязан быть взаимным. Ибо когда не возникает взаимности, то в душе «любящего» человека рождается чувство внутреннего недовольства, досады. Привязанность ищет собственных удовольствий, превращая другого в средство этих удовольствий и наслаждений. Привязанность характерна для душевного, а не для духовного человека. Душевный человек обращен к другому как к душевному, и поэтому это отношения всегда взаимосвязывающие, взаимообуславливающие, а в наше время часто взаимоистязующие.

Обычно когда мы обращаемся к другому, то он (мы так чувствуем) непременно должен ответить. Когда двое едут в транспорте, им бывает очень трудно молчать, возникает необходимость разговаривать о чем-либо, молчание кажется чем-то неловким, нереальным. Разговор, общение воспринимается как норма. Таким образом происходит душевная связь человека с человеком и внутреннее незримое пользование другого. В случаях крайних оно выливается в истязание другого.

В духовном общении ничего этого нет, каждый свободен, в любви люди свободны друг от друга. Ибо каждый любит другого, а не себя. Он отдает всего себя другому и, жертвуя собою в любви, сохраняет его свободным и в этой свободе своею любовью поддерживает, отдает ему свою жизнь.

Любовь есть жизнь. Обращение к жизни и есть обращение к любви.

Полнота любви совершается там, где мы ищем в духовном и отступаем от душевного. В душевном – привязанность, в духовном – свобода; в душевном – душевность и влюбчивость, в духовном – любовь. В душевном – чувственность, в духовном – чувство.

Чувство жизни или радость и попечение о ближнем соединяет человека с тем, к кому он обращен.

Не стой на своих привычках самоугодия и самоутверждения и особенно самомнения – они ведут к зажиму жизни. Высота и одновременно глубина жизни достигается там, где каждое дыхание – движение любви.

СПОСОБ РАБОТЫ

Предлагаемый ниже способ может показаться необычным, но только на первый взгляд. В жизни современных супругов столь много черствости и равнодушия, что и желающий от них избавиться, порой не знает, какое упражнение применить, чтобы хотя бы расшевелить свое сердце.

Если вы никогда не говорили супругу или супруге приведенные ниже слова, или говорили когда-то, а теперь давно уже не говорите, тогда начните мысленно повторять эту фразу: «Я люблю тебя, (имя супруга или супруги). Я люблю тебя». Повторять везде и всюду, каждую свободную минуту. Повторять особенно в те моменты, когда начинает едва теплиться или едва подниматься волна досадного отторжения другого, волна раздражения на него, неприязни к нему. Говорите и тогда, когда действительное чувство любви наполняет вас. Особенно же в те минуты, когда близкого человека нет рядом. Когда идете по улице, по коридору, едете в транспорте – везде и всюду.

Над этим приемом можно посмеяться. Но лишь душевные невежды смеются над тем, что на первый взгляд кажется глупым. Если это действительно глупость, тогда в адрес человека, высказывающего ее, рождается сострадание и прощение, но никак не смех. Если же под кажущейся простотой скрывается глубокий смысл, и этот смысл насмешник не сразу схватывает в силу отсутствия в себе подобного опыта, тогда чувство сострадания рождает в свой адрес он сам.

Если взять в ежедневное правило этот прием, нужно помнить ряд предостережений.

Первое, не нужно желать обрести таким образом любовь. Важно просто жить содержанием произносимого слова – люблю. Оно означает определенное расположение сердца. Значит, констатируя в себе такое расположение, нужно быть в нем. Быть ровно настолько, насколько получается, но не желать получить спустя какое-то время такое состояние в новой его полноте. Желание рождает ожидание. И то и другое работают на подсознательном уровне и ведут человека к невольному просматриванию своих чувств: уже люблю или еще нет, уже пришла любовь или еще нет.

К чему приведет такое подсознательное ожидание? Если придет некое состояние «любви», оно будет переживаться как радость. Человек начинает в таких случаях пребывать в счастливом состоянии, которое есть ни что иное, как экзальтация. Экзальтированное состояние длится недолго. Будни обладают способностью такое состояние разбивать вдребезги. Тогда человек впадает в глубокое отчаяние: «Ничего не получится, ничего не выйдет, у меня нет дара, мне не дано, нам не судьба и т. д.» Это закон маятника. Насколько отклонится он в одну сторону, настолько же уйдет он и в другую. При этом сам человек запускает движение только в одну сторону. В сторону противоположную маятник пойдет уже сам. Чем сильнее будет ожидание любви, тем ярче, острее будет переживаться даже малое ее присутствие. Энергия этой радости позволит маятнику сильно отклониться в одну сторону. Экзальтированное, т. е. обеспеченное силой ожидания, отклонение маятника, имеет предел, как имеет предел сама интенсивность ожидания или желания. Значит, наступит время, когда эта сила иссякнет и маятник пойдет обратно – настроение человека начнет падать. Увы, падение это почти не поддается контролю. Стоит огромного труда, чтобы остановить такое движение.

Можно уходить от разрушающих падений. Но для этого нужно отказаться от состояний сверхрадости и, снимая главную причину, порождающую закон маятника, приложить все усилия к тому, чтобы избавиться от ожиданий.

Второе. Не нужно заставлять себя прийти в состояние «люблю» при произнесении формулы. Если внимательно пронаблюдать в себе, зачем я заставляю себя активно проживать то, о чем говорю, обнаружится, что работает здесь то же самое желание получить результат. Если это есть, закон маятника начнет непременно работать.

В действительности же при произнесении указанных слов человек испытывает не больше того, что испытывается. Ровная безэмоциональность или тонкая душевность – все имеет место. Нужно ли размышлять над словами? Конечно. Для этого они и вспоминаются и приводятся в движение.

Третье. Настораживать может только одно – холодное равнодушие, идущее фоном при произнесении слов, даже иногда злоба. Ненависть. Не нужно прекращать произнесения. Но очень важно в этом случае начать одновременное наблюдение над собой – почему идут эти помехи, откуда они идут? Если остановить произнесение слов, тогда можно не справиться с собою и состояние злобы разовьется в полную силу. Произнесение слов позволяет выразить негативные эмоции. Просто снять их трудно, выражать всегда легче. Кроме того, если место негативной эмоции ничем не заполнить, она может очень скоро вернуться обратно. При этом сила ее проявления часто оказывается большей, чем в первом случае.

Когда открываются худые настроения, для верующего человека естественно каяться Богу за них, просить у Него прощения там же и тогда же, как только эти настроения появляются в человеке.

Может возникнуть вопрос – «Возможно ли столь простым приемом, как механическое повторение одной фразы, прийти к сохранению и углублению столь богатого и сложного состояния, как любовь?»

С помощью только механического приема невозможно. Задача приема представляется проще: дать сознанию действительный инструмент для ограждения его от стереотипов негативного отношения к другому. При этом функция названных слов далеко не так проста, как кажется на первый взгляд.

Дело в том, что предлагаемый способ отнюдь не сводится к элементарному повторению фразы. На самом деле это рождение движения в сознании человека. Человеческий мозг ни на одну минуту не бывает спокоен. Мысли, отрывки фраз, воспоминания, образы возникают в нем спонтанно и неуправляемо. Лишь появление цели собирает этот поток хаотической жизни в глубинное русло и направляет к одному.

Произнесение фразы обладает отчасти подобным эффектом. Главная же сила ее в том, что она рождает в душе человека движение, которое со временем начинает совпадать по сути своей с содержанием произносимой фразы. Искренняя скорбь совести к Богу за отсутствие любви, покаяние от себя согрешающего привлекает вселюбящую и милосердную благодать Божию. Незримо и совсем неявно она поддержит искренне произносимые слова. Человек же услышит содержательный резонанс, который расширяясь, начинает охватывать все более тонкие и глубокие слои сознания человека, пока звучание слов не сольется с ним в единое целое. С этого времени слова становятся ненужными, т. к. человек каждым дыханием своим уже есть сами эти слова, живое их воплощение. В эту минуту к человеку приходит открытие, что любое слово и правило поведения есть всегда исходящий из души символ реального человеческого поведения.

Работа с фразой проходит обычно три ступени.

Первая ступень – почти механическое произнесение с размышлением, что означают эти слова.

На второй ступени произнесение слов рождает скорбь совести к Богу, покаяние и отсюда уже душевное движение, согласное со словами, и на третьей – искренне сердечное произнесение и чувство.

Продолжительность работы со словами иногда – годы. Если кого-то удивляют такие сроки, пусть спросит людей уже поживших, как долго они шли к сердечному общению. Тогда сроки перестанут удивлять.

УПРАЖНЕНИЯ
ДЛЯ САМОНАБЛЮДЕНИЯ

Упражнение 3

Осознаю: ору.

Вопрос себе. Зачем ору?

Контрольный вопрос. Отвечаю ли я на эти вопросы или только вчитываюсь в них?



Правило супружеское

Согласись, полюби, возрази

Возражай лишь тогда, когда душа исполнена любовью. Если нет любви, согласись и остановись. Пусть твоим учителем станет терпение.

Исполнение этого правила порой бывает чрезвычайно трудным. Ибо когда супруг делает что-либо не так, как я вижу, немедленно возникает к нему требование: исполни по-другому, сделай так, как я хочу, потому что я знаю лучше. Когда это будет так исполнено, во мне будет радость жизни, радость единства с тобой.

Но поскольку ты не выполняешь того, что мне хочется, во мне рождается чувство неудовлетворенности, и отсюда – стремление вернуть себе душевный комфорт. Как это сделать? Заставить другого делать так, как я хочу, как

мне видится. В результате рождается движение по немедленному преобразованию поступков и действий моего супруга или супруги, я начинаю требовать от него (нее) другого действия. И выражается это через мои возражения. Не из любви рождено возражение, не ради заповедей Божиих оно произносится, и тем более не во исполнение их. Я возражаю не ради всего того чистого и красивого, что есть в моем супруге. Нет. Я изменяю его, я возражаю ему (ей) ради собственного душевного комфорта, стою на своем, потому что именно о нем, о собственном вожделении, я радею пребывая в состоянии нетерпения, досады и возражения.

Чтобы все это в себе прекратить или остановить, нужно остановиться самому. Остановиться, чтобы хотя бы потерпеть то, что происходит. Пока я буду терпеть, может быть, сумею осмыслить свои собственные действия. Нужно уразуметь, что же происходит во мне. В этом случае я смогу покаяться, измениться и пожертвовать собою, обратиться к другому как к ценности. Не к себе как к ценности, защищая себя и изменяя другого, а в любви к другому и во изменение себя.

Лишь в том случае, когда видишь, что другой делает не так, согласись, затем полюби его, из любви возрази, потому что это возражение будет ради него, а не ради себя.

Правило родительское

Соблюдай десятисекундную паузу

в общении

Прежде, чем что-либо сказать, выдерживай десятисекундную паузу. Постоянно пользоваться ею почти невозможно. Это наиболее трудное из всех упражнений, которые предлагаются в этой книге.

Пауза позволяет встретиться в себе с такими движениями, которые совершенно игнорируют ребенка и собеседника как человека, не позволяют ему иметь собственную (отличную от нашей) точку зрения.

Правило десятисекундной паузы научает останавливать себя в момент досады, гнева, т.е. тогда, когда совершенно теряешь над собой контроль и часто забываешь не только о какой-либо паузе, но и вообще о правилах приличия. Она дает возможность поупражняться в этом, чтобы быть воспитанным родителем. Пауза воздерживает человека от излишней эмоциональности.

Как ее осуществлять практически? Человек должен выбрать в день полчаса или час, в течение которого, с кем бы он ни встречался и о чем бы не шла речь, прежде, чем сказать слово, нужно отсчитать 10 секунд, или, если человек верующий, помолиться Иисусовой молитвой.

Вариантов хранения этой паузы несколько. В одном случае можно начать считать десять секунд, даже перед тем, как просто сказать «да». В любом разговоре, каким бы он ни был, всякое слово собеседнику пусть упреждается этой паузой. Особенно, если начался конфликт.

Порой так бывает, что, работая с десятисекундной паузой, человек вообще не успевает ничего сказать, потому что всякий раз собеседник или ребенок успевает что-либо начать говорить первым. Получается как бы своеобразный обет молчания, который связан с внутренней работой. В этот момент человек столкнется с внутренним встречным желанием вступить в разговор, перебить, действовать. Тогда есть возможность вглядеться: а что же во мне напирает на паузу, что противится ей, что хочет немедленно говорить?

Когда пауза выдерживается перед вашим словом, собеседник не обратит внимания на ваше молчание. У него создается впечатление, что вы просто задумались.

Лучше всего наперед выбрать определенный час дня. Для начала достаточно одного раза такого тренировочного времени. Очень хорошо, если человек сможет делать это ежедневно.

Всякий новый навык требует довольно длительной работы. Предлагаемую работу необязательно проводить ежедневно, она может проводиться с перерывами. Если у человека хватит сил быть в этом неделю, а дальше силы закончатся, пусть оставит это правило, а затем через некоторое время снова вернется к нему.

Но нужно иметь ввиду, что в самом этом молчании внутреннее состояние человека может быть разным. Есть несколько вариантов. Первый – это просто считать до десяти. Второй – молчать, ничего не считая, примерно внутренне представляя длительность этой паузы. Третий вариант для верующего человека – краткая молитва: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного!». Которая длится около десяти секунд.

Люди, которые пытались практически заниматься этим, говорят, что это одно из самых сильных правил, позволяющее человеку увидеть такие стороны внутренней жизни, которые в обычном поведении не осознаются и потому незаметны. Как только пауза ставится в правило, эта внутренняя подсознательная жизнь вдруг обнаруживает себя.

СПОСОБ РАБОТЫ

Посчитайте, сколько времени в течение дня, недели и месяца вы проводите в полном составе семьи, т. е. когда вся семья в сборе. В этом времени выделите часы:

а) когда вы все заняты одним делом;

б) когда одно дело вы выполняете все, но поэтапно (одно делает мама, другое – папа, третье и четвертое – сын и дочь);

в) когда вы все дома, но каждый занят своим делом (совместный просмотр телевизора внесите в пункт «в», а вот обсуждение фильма или передачи – в пункт «а»).

Теперь осталось рассчитать соотношение времени и картина семейного общения предстанет в наглядном виде. Тревогу должна вызвать низкая доля, приходящаяся на время «а».

Чтобы действительно поправить положение в семье, необходимо перестроить весь распорядок дня и содержательно пересмотреть все дела, которыми заняты взрослые. Для того чтобы открыться для другого, необходимо оказаться с ним в одних делах. В ином случае другого вовлечь в свои дела, но в основном, самому войти в дела другого.

Самое легкое – это разделить все в доме на обязанности: женские, мужские и детские. Разделенность в делах незаметно вносит в атмосферу семьи человеческую размежеванность. Принципиальность в разделении дел одновременно несет и жесткость, и сухость, и черствость в общении.

В то же время, взаимное участие в делах друг друга приводит к тому, что вся семья постоянно занята бытом, а дел становится все больше и больше. Нужна золотая середина – и дела нужно разделить и взаимную помощь друг другу сохранить.

К разделенности дел можно прийти спустя многие годы совместной жизни. Внутренняя логика развития отношений сама приведет к выделению дел, закрепленных за тем или другим членом семьи. Это не будет внешним закреплением по примеру окружающих или по требованию или капризу одного из супругов. Это образуется как результат многих совместных действий, в которых многократно будут меняться роли, бережно определяться склонности и формироваться способности каждого из супругов.

В начинающей семье совместное исполнение домашних дел – центральная необходимость.

Весь способ работы в этом направлении заключается в том, чтобы несколько дней в неделю – от двух до четырех – поставить себе в необходимость подключаться к любым делам, которые выполняет другой, неважно, взрослый или ребенок.

В одном случае это будет мимолетная помощь – перенести с места на место кастрюли, поднять упавший предмет, включиться в поиск потерянного предмета, принести недостающие предметы обеденного стола, подать или достать с полки книгу, выключить магнитофон, включить лампу и т. д. В других случаях это будет помощь более ощутимая – вытереть помытую посуду, прополоскать и отжать белье, сходить в магазин за продуктами, подмести опилки после столярных работ и т. д. В третьих, – дело другого полностью взять на себя, дав возможность другому заняться более привлекательным для него или более нужным ему занятием.

Во всех случаях в вас будет жить щедрая отдача себя другому. Без досады на другого, без раздражения от того, что необходимо заставлять себя быть щедрым, без сожаления о том занятии, которое приходится оставлять ради помощи другому, без обиды на свою судьбу, без ущемленности и сокрушений по поводу черствости своего сердца и обделенности теми способностями, которые дают человеку душевную щедрость.

Не сразу и не в каждом случае удастся быть свободным от таких переживаний. Потребуется действительное усилие воли, чтобы заставить себя отказаться от дела, которое в данный момент более привлекательно, которое может даже казаться более необходимым для самой семьи. Но дело не в этой дальней необходимости, которая, конечно же, должна быть исполнена когда-то. Дело в том моментном проявлении взаимности, человечной обращенности, чуткости и внимательности, которые дают супругам (и той, и другой стороне одновременно) столь необходимое чувство – чувство заботы.

В каждой отдельной семье это чувство может присутствовать на одном из трех уровней: механическом, душевном и сердечном.

Если в человеке нет душевного или сердечного уровня заботы, обрести их, минуя механический уровень, нельзя. Поэтому механический уровень для него неизбежен.

На этом уровне проявление заботы идет от рассудка, от идеи, в том числе и у верующего человека. Идея зовет идти по этому пути, раскрывает необходимые для этого действия и человек выполняет их, несмотря на то, что душой тянется в тот или иной момент совсем к другим делам. На этом уровне, в отличие от двух остальных, необходимо усилие воли и регулярность исполнения нужного действия. Ситуаций, когда приходится перебарывая себя, идти помогать, оказывается множество. А зовущей силой идеи надолго может не хватить. И в скором времени человек начинает реагировать на просьбу о помощи все с большим «скрипом». Появляются отказы, пробегает мысль: «Завтра уж непременно сделаю, а сегодня пока позанимаюсь своим» и т. д. В этих случаях в работу над собой нужно внести жесткую регулярность. Выбирается один день недели, в течение которого присутствует строгая отданность семье. Ничто личное для меня не имеет в этот день значения. Но и в остальные дни эта отданность не снимается. Она присутствует всегда. Но не с такой обязательностью, какая есть в выбранный день. Затем число таких дней в неделе увеличивается до двух-трех и т. д., пока человек не выходит на второй уровень заботы.

Здесь волевое усилие не нужно. Чуткость и внимание становятся естественными свойствами человека, а сила душевной заботы о другом такова, что без всяких сомнений, без колебаний делается выбор в сторону помощи. Вернее будет сказать, что на этом уровне сомнений, колебаний и самой ситуации выбора просто не бывает. Человек не знает в себе этих состояний. Поэтому и нет необходимости прилагать волевое усилие. Здесь появляется особый сокровенный вид воли – готовность к действию или живой отклик на нужду. Иногда о человеке, обладающем таким свойством, говорят: легок на подъем.

На третьем уровне – сердечном – нужда предугадывается, предузнается раньше, чем другой о ней объявит или как-то покажет ее. Здесь не нужно специально прислушиваться к состоянию и потребностям другого. Здесь другой без дополнительных усилий всегда находится в поле чуткого внимания. Это сердечное соприсутствие позволяет знать, чувствовать другого всегда – в любых обстоятельствах, в любое время.

Потребность в помощи может быть разной. Явная потребность выражается в словесной просьбе: «Помоги мне сделать». Неявная потребность может выражаться в словах в виде желаний: «Мне хочется…», как мечта: «Я думаю, если будет…», как случайно оброненная мысль: «Бывает, наверное…», но может быть, и зачастую так оно и получается, потребность никак не выражается в слове. Эту потребность нужно уловить в человеке, понять по его состоянию, взгляду, выражению лица, по движениям, по поступкам.

На первом уровне заботы – механическом – доступна реакция на явную словесную просьбу. А неявная словесная просьба требует от человека дополнительного и специального внимания, волевого усилия, чтобы ее не пропустить.

На втором уровне легко читаются неявные словесные просьбы и относительно легко явные бессловесные.

На третьем – слышатся не только все три вида просьб, но и некоторые из них предугадываются и удовлетворяются до того, как потребность в них у другого возникнет.

Выход на такой уровень заботы не мыслим без совместных дел в семье. К сожалению, сегодняшняя семья очень много в этом отношении потеряла. Исчезли совместные молитвы, совместный труд, исчезло совместное чтение книг в часы отдыха, совместные вечерние занятия-поделки, совместное пение, приготовления к церковным праздникам, где семья разъясняла бы друг другу значение и содержание праздника. А ведь только в общем действии может возникнуть атмосфера душевного, содержательного разговора. Неудивительно, что во многих семьях сейчас исчезли домашние беседы с их сердечным настроением, исчезли обсуждения книг, фильмов, церковных праздников с их наполненностью новыми смыслами, открытиями и для детей, и для взрослых. Канули в лету семейные советы, хотя бы раз-два в неделю собиравшиеся для обсуждения дел прошедших и распределения обязанностей в делах предстоящих. На этих же советах решались вопросы распределения денежных средств по общим нуждам и каждого в отдельности. Сегодня потерялся вкус к семейному чтению святоотеческих наставлений. Сборники таких наставлений на каждый день (Пролог, например, «Книга для семейного чтения» или «Тихий разговор с совестью») изданы сегодня в изобилии, но мало кто пользуется ими для домашнего чтения, а затем обсуждения своего образа и уклада жизни, чтобы увидеть, насколько он похож на то, что прочитано или что еще предстоит ввести в свою жизнь. А без таких разговоров немыслимо и невозможно содержательное единство в семье. Вместо атмосферы окрыляющего и молитвенного вдохновения приходит в семью атмосфера рабочих будней. Мир и те же будни обесцвечиваются, а человек в такой семье, сам того не замечая, духовно деградирует. Притупляется его эмоциональность, черствеет сердце и пропитывается ленью ум.

Явное предпочтение отдается простым и привычным действиям быта, а духовное обогащение замещается совместным просмотром телепередач или раздельным чтением книг и собственных – каждый для себя – занятий. При этом не замечается и не сознается, что простых и привычных бытовых действий становится со временем все меньше, пока они не приходят к какому-то ограниченному числу, внутри которых и будет крутиться весь семейный уклад. Вместе с этим все более начинает воцаряться в семье человек телесный и связанный с ним душевный, чувственный человек. Духовное отходит, предается забвению или остается в виде самостоятельных молитв, когда каждый молится сам по себе, но в отношениях друг с другом никаких особых плодов молитвы не имеет. Отношения все более становятся тепло-хладными или остаются по-прежнему притязательными, или придирчивыми, или взаимообидными, словом, корыстными. Они не освящаются участием друг в друге, почитанием, дружбой, любовью. Они не становятся духовными, а потребность в святости, которую пытаются найти в Богослужении, Таинствах, святых мощах, иконах, крестах, не обращается друг к другу, домашние не чувствуют друг в друге святости, не благоговеют перед ней, не лелеют, не берегут и не слышат ее, не ведают, что можно обретать святость, храня чистые отношения друг со другом.

Чтобы изменить выработанный стереотип отношений в семье, нужно постепенно менять весь ее уклад, индивидуальные дела заменить делами совместными. В совместных делах свести к минимуму все, что связано с пассивным восприятием (в первую очередь телевизор) и ввести действия, в основе которых лежат отношения друг с другом.

Увы, резко поменять содержание дел в доме не удается, да и не нужно на это настраиваться. Прежде, чем произойдет полная смена дел и занятий, должна произойти серьезная смена духовных отношений в семье. Ничем не заменимую помощь в этом процессе оказывают выходы за пределы дома в составе семьи.

Воскресный выход в дом престарелых, в больницу, к детям-сиротам, детям-инвалидам, к одинокой бабушке, субботне-воскресные выезды за город, не только на дачу, хотя и это не исключено, но с паломнической целью в ближайшие монастыри или храмы, равно и выезды на природу. В этих, казалось бы, «малополезных» поездках действительно может не быть какой-то определенной цели. Но в них через встречи с новыми людьми, с незнакомыми ситуациями, с новой обстановкой, появляется множество вариантов ни на что не похожих контактов членов семьи друг с другом. Именно здесь, в этой многовариантности ситуаций с особенной быстротой развивается чувство единодушия, взаимообращения, взаимодополняемости. Оно рождается в атмосфере непрерывного открытия друг друга, удивления и восхищения друг другом. Многое, что обнаруживается в этих выездах, есть на самом деле результат жизнетворчества, того удивительного, полетного состояния, когда идет непрерывное созидание себя и ближнего, новых мыслей, настроений, ощущений. Неожиданными супруги предстают не только друг перед другом, но и перед самими собой.

В этой атмосфере простых и искренних отношений совершенно преображаются дети. А их способность заражать родителей своим восторгом, беззаботной открытостью на мир и душевной щедростью усиливается в несколько крат.

Как важно поэтому, каждый отпуск проводить не в разное время, не в раздельных разъездах по разным уголкам страны, а непременно вместе. Месяц или полмесяца, проведенные вне родного дома, в новой обстановке оставляют столь значимый след в буднях семьи, что никакой другой способ проведения времени не может с этим состязаться. Ради этого начинают собираться в разных городах летние приходские семейные лагеря. Ради этого четырежды в год принимает всех желающих православное семейное поселение «Отрада» в Волгограде: два – летом, одно в декабре, одно в дни 4, 5, 6 седмиц Великого поста. Люди приезжают семьями. Живут три седмицы в церковном трудовом укладе, ходят на занятия о семейных отношениях, о церковном воспитании детей, преодолевают трудности быта, пока еще слабо устроенного (нет средств), преодолевают себя, обретают церковный образ отношений к характеру друг друга и… порой не хотят никуда уезжать, или уезжают, чтобы в следующий сезон приехать вновь.

Обновляющая сила любого подобного рода выезда – большого или малого – позволяет быстро и без болезненной ломки менять устои отношений в семье и в будние дни. По возвращении домой остается лишь сохранить то, что возникло на выезде, не растерять чувство взаимодополняемости, когда вновь окунаемся в будничные заботы. Как важно здесь соблюдение закона опережения, закона заботы о человеке прежде, чем заботы о делах. Тогда через заботы о деле будет живо струиться забота друг о друге.



УПРАЖНЕНИЯ
ДЛЯ САМОНАБЛЮДЕНИЯ

Упражнение 4

Вопрос 1. Совершил поступок. Боюсь признаться.

— Боюсь чего?

— Не хочу причинять себе неприятностей?

— Боюсь неприятного разговора?

— Не сказать или солгать проще?

— Почему боязнь, но не раскаяние?

Контрольный вопрос: Действительно ли я задаю себе эти вопросы или просто читаю их по тексту?



Правило для детей

Прости, отдай, уступи

Тебя обидели – прости. Хочешь быть братом ему, сестрою? Хочу. Хочешь быть другом? Хочу. Прости. Никогда, ни на кого не держи обиды. Тебе больно? А хочешь, чтобы боль душевная растворилась? Прости, боль и уйдет. Он нарочно так сделал? Со зла? Тем более пожалей его и прости.

Другой хочет у тебя забрать – игрушку, тетрадку, пенал. Отдай. Но он хочет забрать насовсем. Подари. Но мне самому нужно. Отдай и скажи, что даешь на время. Потом заберешь или он сам принесет. Если не возвращает. Можно напомнить. Все равно не возвращает. Расстанься с вещью. Она ему нужней.

Кто-то лезет вперед тебя. Уступи. Не толкайся с ним. Пусть идет вперед. Ему радостнее и тебе спокойней. Кто-то хочет сказать раньше, чем ты. Уступи. Пусть скажет. Если скажет то же, что ты хотел сказать, порадуйся, что он так же думает, как ты. Значит между вами в мыслях единство.

Правило родительское

Соблюдай педагогическую паузу

В суете жизни большинство из нас не имеет навыка пауз, необходимых для того, чтобы остановиться, со вниманием отнестись к пройденному пути, к проведенному времени, задуматься над тем, что мы только что прожили.

Педагогическая пауза позволяет на время остановиться и вглядеться в те происходящие в нас процессы, на которые мы не обращаем внимания.

Педагогическая пауза может быть использована человеком в те моменты, когда назревает конфликтная ситуация со своими детьми или супругом, с начальником или с подчиненным. Если внутренне в человеке начинает подниматься раздражение, досада, озлобление, стремление немедленно что-либо сделать по отношению к другому, тогда есть смысл уйти в педагогическую паузу. Ничего не делать, а уйти в паузу. Оптимальный вариант в отношениях с детьми, когда педагогическая пауза имеет продолжительность три месяца. Это в наиболее жестких ситуациях, трудных, напряженных внутренних состояниях.

Человек на три месяца берет паузу внутреннего молчания относительно конкретной конфликтной и не вмешивается в нее. И если она где-то повторится, то продолжает хранить молчание и невмешательство. Если при этом обнаружится, что три месяца удержаться практически невозможно, в человеке нет на это сил, то попытаться помолчать хотя бы один месяц. Правда. Бывает, что и на месяц отлагать себя никаких сил нет, хочется как можно скорее выговориться, – тогда хотя бы на одну неделю. В случае, если и на неделю не хватает сил и терпения, тогда самое минимальное – на три дня. Если и три дня не удается выдержать, то по крайней мере – три часа.

Кто сумеет удержать эту паузу, тот сумеет сохранить мир, доброе и правдивое отношение, правильную форму и содержание к своему ребенку, супругу, начальнику или подчиненному.

Неторопливое внимание к неправильным поступкам другого позволяет увидеть причины повторений и одинаковости ситуаций, как от другого так и со своей стороны. Во время педагогической паузы могут постепенно измениться причины, по которым произошел поступок другого, она дает возможность отстояться чувствам, неторопливо и обстоятельно разобраться во всем, или вслушаться в Промысл Божий.

Педагогическая пауза берется для того, чтобы пробудились внутренние силы и резервы для решения конфликтной ситуации, для того, чтобы не ребенок, а его родитель осознал собственные неправды, пережил покаяние, обрелся в любви. Поэтому возраст ребенка для применения к нему педагогической паузы особой роди не играет. Работа идет прежде всего во взрослом.

СПОСОБ РАБОТЫ

Снять требование к другому.

УПРАЖНЕНИЯ
ДЛЯ САМОНАБЛЮДЕНИЯ

Упражнение 6

Трудно. На душе плохо. Чувство горечи и тоски.

Вопрос 1. Могу ли я в этом состоянии к кому-нибудь пойти с вопросом?

Вопрос 2. Мое желание разобраться самому или наедине с книгой, но не с другим человеком — что это?

Вопрос 3. И все же, могу ли я пойти к кому-нибудь со своими вопросами? К жене (мужу), к духовнику? Нет? Почему?

Контрольный вопрос: Читая задание, вспомнил ли я состояние, о котором говорится или прочел о нем, как в художественной книге читаю о настроениях героев?



Правило супружеское

Будь искренним, доверяющим, бережным

Что же значит – быть искренним, доверяющим, бережным?

Первое – быть искренним. Это значит не скрывать в себе те внутренние переживания, которые возникают. Мы часто обнаруживаем для других радость, а вот возникающие обиды, раздражения мы таим. В результате однажды возникшее раздражение накапливается, к нему добавляются досада, обида, а сам случай не анализируется , не проговаривается, не согласовывается. Со стороны одного супруга продолжается накопление обиды, а со стороны другого – продолжается неправильное действие, которое вызывает эту обиду. При этом другой может и не подозревать, что он обижает своим действием, тем более, если другой умеет упорно молчать. Такие накопления внутреннего недовольства в конечном итоге приводят к взрыву. Человек терпит, терпит, потом силы терпения заканчиваются, и он срывается.

Правило быть искренним предлагает супругам не таиться в негативных переживаниях, а сразу же все говорить друг другу. Говорить, пока еще в душах много добра, пока душа исполнена нежности, сразу сказать о том, что смущает, обижает, ранит. Это скажется от доброты, а не в упрек другому. Когда же иссякнут нежность, доброта, все претензии все равно скажутся, но только уже с упреком, со злом.

Время до свадьбы и сразу после свадьбы наиболее благоприятно для того, чтобы молодым научиться по возможности открывать друг перед другом свои помыслы, и через это примиряться друг с другом, научиться соглашаться друг с другом. В эту пору они могут многое прощать друг другу, ибо душевных сил для этого много.

Другое дело, если супруги уже пришли в состояние глубокого раздора и не имеют сил примиряться. Однако попытка начать согласование возможна и в семьдесят лет. И перед самой смертью можно научиться соглашаться и примиряться друг с другом. Для этого правила нет возраста.

Рассмотрим два приема. Первый – реагировать сразу, по ходу событий. Например, у меня возникло несогласие с другим – можно сразу в этом несогласии признаться. Единственное, что нужно соблюсти, – это десятисекундную паузу. Она нужна, чтобы вглядеться: из какого движения души я буду сейчас говорить. Если я из раздражения скажу – это будет одно. Если же искренне признаю, Что я в раздражении, – это будет совсем другое. Нужны десять секунд, чтобы прийти в правдивое состояние. А уже из правды говорить о том переживании, которое возникло.

Тут хороша такая позиция: «Помоги мне, я в немощи. Ибо я попал в раздражение на тебя по такому-то поводу, и не знаю, что с этим делать. Скажи мне, как быть». И тогда я начинаю рассказывать о раздражении как о своей слабости, нелюбви и требовании, а вовсе не выяснять мотивы того, что ввело меня в раздражение.

Если же раздразился другой, тогда ценна такая позиция: «Я – причина твоего раздражения. Прости, я не хотел. Эту позицию легко принимает другой, принимает и просьбу разобраться: что же произошло, почему я попал в эту ситуацию, просьбу мне помочь.

Второе – доверять другому. Доверять тому, что другой услышит мое искреннее желание быть с ним в мире. Не натыкаться на его худое, но сквозь худое доверять чистоте его души, признавать, что эта чистота есть в нем, и обращаться к ней, а не к злому началу. Не во зле его обличать, а доверять его доброте. Искать единодушия и не упираться в свое расстройство.

Недоверие доброму в другом есть просто фокусировка взгляда в злое другого. А правило доверять требует вглядеться в доброе и опереться на него.

Начинать упражняться в этих правилах желательно не с очень трудных ситуаций. Лучше всего начинать с малых досад. Нужно помнить, что всякая большая досада как большое предательство совершается на почве малых досад и малых предательств, накопленных во времени. Если упражнениями научиться справляться с малыми, появятся силы, чтобы справиться и с большими.

Третье – быть бережным к другому. Искренне раскрывая ему сове раздражение, доверяя доброму его души, быть с ним бережным в обхождении, не задеть слабые струны его души, по которым он может сорваться в раздражение, в обиду, не задеть тех участков его сознания, которые сразу выходят в самолюбие, в гнев, в отчаяние.

Например, жена в присутствии гостей допускает маленькие уколы в адрес мужа, тем самым задевая его самолюбие. Жена чувствует в этом какое-то особое удовольствие и потому от случая к случаю находит все более изощренные фразы и ситуации, в которых производит эти уколы.

Как мужу признаться в этом жене, чтобы при этом сохранилось правило бережности? Быть искренним – значит сказать об этом. Если поднимается самолюбие и от него обида, тогда , не выполняя правило бережности можно и так сказать: «Ты делаешь зло тем, что укоряешь меня прилюдно. Ты бестактна». Муж понимает, что если так скажет, то тем самым уже заденет ее самолюбие и тогда начнется ссора. Надобно всмотреться в ситуацию, выбрать минуту, когда она может слышать сказанное. Как сказать так, чтобы не уколоть? Нужно сказать не о ее неправде, а сказать о своей слабости. Не она зла, а я самолюбив, и самолюбие настолько сильно во мне, что доброго движения души, прощения не хватает, чтобы не отреагировать… И тогда он говорит о своей слабости. Тут может быть и предварительное слово:

- Прости, но я не могу не сказать. Просто дальше мне будет еще трудней. Помоги мне если сможешь…

- В чем помочь?

- Когда ты «подкалываешь» меня, я уязвляюсь самолюбием и ничего с этим поделать не могу. Мне очень трудно. Можешь ли ты удержаться от таких фраз?

Можно пойти прямо по правилу. Тогда нужно найтись в заботе о ней, забыв себя. Язвительное обращение с мужем портит ее характер. В старост иона будет несносной старухой. Такого ли будущего хочет муж в ней?

Исполнить правило бережности – это прийти в состояние обережения ее от озлобления, от раздражения на себя, мужа. Если такие мотивы будут двигать действиями супруга, тогда найдутся и слова, и интонации, даже если он какую-нибудь ошибку и допустит – ее можно будет исправить.

Возражай лишь тогда, когда душа исполнена любовью если нет любви – согласись и остановись. Пусть терпение станет твоим учителем.

СПОСОБ РАБОТЫ
И МУДРОСТЬ

Способ работы не есть мудрость. Действовать так, как требует способ работы, еще не значит поступать бережно, не значит слышать другого и тем более не значит любить.

В четком исполнении способа работы мудрость, любовь, бережность, слышание другого и доверие ему обретаются, но не приходят одновременно с исполнением. При этом обретаются не сразу. Иной раз проходят годы, прежде, чем достигается явственный результат. Поэтому способ не есть получение немедленно и в готовом виде тех или иных свойств, а есть работа – трудная, долгая и не сразу эффективная. В то же время, результат возможен, поэтому и называется это – способ работы.

Способ работы создает условия, в которых начинается интенсивный труд души по обретению мудрости. Вне способа нет условий и нет работы. Мы остаемся в том, что сегодня есть.

Когда мы видим человека, добившегося каких-то результатов, мы просим его поделиться своим опытом. Но опытом поделиться нельзя. Опыт – это жизнь и у каждого она своя. То, что обретается при этом, никак по-другому обрести нельзя, можно только прожить. Люди передают друг другу идею, образ, способ, но не опыт.

Истинная задача помощи другому в том и заключается, чтобы без лишних слов суметь создать условия для проживания, значит, для обретения опыта. Нужны условия, а не рассказ о том, что чувствует или чего достиг человек. Все великие учителя так именно и поступали и поступают. Может быть поэтому учитель обычно не виден. Он скрыт за ситуацией, которую создает своему ученику и дальше которой сам ученик ничего не видит. Да и не нужно ему видеть. Все необходимое для обретения опыта в ситуации есть. Единственное плохо. Мы часто все достижения своего опыта присваиваем только себе. Решение ситуаций действительно наше, и умудренность, обретенная при этом, тоже наша, но ситуацию создали не мы – учитель.

Так истинные воспитатели, истинные помощники всегда остаются неизвестными. В этом не столько проявление бескорыстия и щедрости, сколько проявление действительной мудрости учителя, действительного желания помочь ученику. В этом суть Учительства со стороны невидимого Бога в Его видимых Промыслах, т. е. условиях для нашего научения.

В нашем случае способ работы – всего лишь условие, которое человек задает себе сам ради проживания ситуаций и обретения через это опыта – мудрости.

Книга, которую держит в руках читатель, имеет то же значение. Она дает лишь точку зрения и этим определяет условия, в которых начинается обретение опыта. Но опыт нужно обретать самому. Прочитанное и даже принятое не есть обретенное. До обретения нужно еще немало времени, нужен сам опыт жизни.

Возможно, что чтение книги приведет к резкому обострению отношений. Этого не стоит пугаться. Освобождение от негатива всегда происходит через сознание проступка. А для этого должны быть явлены сами проступки. Не ошибается только тот, кто не делает. Но для делающего каждая ошибка есть возможность извлечения урока. Через то и учится. Знание о них не освобождает от навыка совершения плохих действий. Напротив, замечено: с обретением знаний требование к другому усиливается. Недаром древние предупреждают: самодовольство рождается многознанием.

Иллюзия чистоты и непогрешимости в отношении себя может появиться только потому, что идеи книги приняты. Вдохновленность идеями рождает полное ослепление при взгляде на свои действия, когда человек с этого времени не видит в себе худого и, напротив, обостренное зрение при взгляде на действия другого. Это и ведет к повышенной конфликтности.

В этом обострении отношений происходит ускоренное прорабатывание в каждом из супругов своих отрицательных свойств. При наступлении такого периода нужно помнить одно: быстрые решения – ложны.

Поэтому есть правило, позволяющее пережить такой период без разрушения супружеских отношений: не поддаваться отчаянию и не принимать никаких скороспелых решений. Переждать, полагая надежду и упование на Бога. Самому же – больше внимать себе. Спасая себя, невольно сделаешься условием спасения другого.

Нужно знать и о точках кризиса в семейной жизни. Почти все семьи проходят эти точки в своих отношениях. Сила кризиса может быть разной: от едва заметного напряжения отношений до крайнего разлада, противостояния и озлобления друг на друга. Может быть кризис первого, третьего, затем пятого, седьмого, десятого, двадцатого годов. При приближении этих периодов супружеской жизни худое в супругах, в одном или сразу в обоих, начинает заявлять свои разрушительные права. Дело может дойти до чувства невозможности жить дальше вместе: «Все, нет сил, развожусь». В это время происходят греховные падения супругов – в упрямство, равнодушие, измену, увлечение своими привычками, игнорирование другого, в истерики, гневливость, пьянство и др.

Необходимо помнить, что точка кризиса – явление временное. Оно длится полгода, год. Как бы ни было в этот период трудно друг от друга, не придавайте значения никаким худым словам и поступкам другого, как бы они вас ни ранили. О чем бы другой ни говорил, что бы при этом он ни делал – перетерпите все, перенесите. Пройдет кризис и ситуация в семье расслабится, наступит отрезвление обоих, снимется взаимная неприязнь, придет время покаяния, сознания себя и примирения.

Кризисы эти – попущение Божие ради узнавания в себе худого, очищения от него, ради обретения окаянства своего, смирения, ради упражнений в уповании на Бога, возложения всей надежды на Него, ради кротости, терпения, ради незлобия, умения прощать, ради упражнений в великодушии, в снисходительности друг к другу, в милосердии, ради умения сохранять почитание, расположение, внимание, радушие.

Время после кризиса всегда имеет характер утешения. При том это – период сугубого домостроительства отношений, особого и с годами всегда нового, ранее неизвестного лада между супругами. Лад этот – всегда награда от Бога за претерпение.

Увы, супруги в современных семьях, не ведая о точках кризиса, при наступлении последних все, что делается или говорится другой стороной, принимают за необратимую действительность, возводят в статус состоявшегося факта и отсюда уже не могут справиться с ответной реакцией, с собственным видением действий и толкованием событий, слов. По этой причине семьи с треском распадаются у кого через год супружества, у кого на третьем году, на пятом и т. д. Особенно жестким и тяжелым бывает кризис десятого года. Этот период нужно просто перетерпеть, не задевая друг друга, не реагируя на любые болезненные действия или слова, не обращая внимания на них, не придавая ничему значения.

Неожиданно и, зачастую, очень тихо подкрадывается кризис двадцатого года. В это время один из супругов может объявить, что уходит к другому человеку. Без скандалов, без ссор – просто поставить перед фактом. Или того хуже – молча собраться и однажды исчезнуть из дома вместе со своими вещами. Так происходит в семьях, которые после кризиса десятого года не извлекли никаких уроков и не начали труд созидания верности друг другу.

Труд над нравом – главная гарантия сохранности семьи. Вера и обретение благодатного союза – главная основа надежности семейных отношений.Все это, вместе взятое, позволяет преодолеть кризис двадцатого года с минимальным напряжением.

Во время венчания супружеская пара с венцами на головах, водимая священником, совершает три круга. «Исайе, ликуй», – поет хор, возвещая радость первого периода жизни семьи, следующего сразу за венчанием и свадьбой. Но будет и второй период, трудный, мученический и самый продолжительный. «Святии мученицы, добре страдальчествовавшие и венчавшиеся», – поет хор во время второго круга. Этот период жизни семьи может простираться до двадцать пятого года супружества, после которого наступает уже равное созидание и усовершение отношений, начинает обретаться или умножаться любовь. В сокровенной тишине, внешне почти незаметно, она начинает скреплять союз двух в единое тело, в один организм Малой Церкви, достигая своего апогея к пятидесяти годам супружества. В Церкви, предвозвещая это время, священник ведет венчающуюся пару по третьем кругу, кругу торжества Божией правды: «Слава Тебе, Христе Боже, апостолов похвало, мучеников радование, их же проповедь – Троице единосущная».

УПРАЖНЕНИЯ
ДЛЯ САМОНАБЛЮДЕНИЯ

Упражнение 7

Ощущение: осуждаю другого. Вопрос себе: Почему не поиск светлых качеств в другом?



Правило общения

Всегда храни спокойствие, терпение и любовь

Всегда, что бы ни произошло, что бы не потребовалось делать, вопреки сиюминутному желанию, сохрани спокойствие, терпение и любовь.

Чем можно сохранить спокойствие, терпение и любовь? Как быть, если неожиданный поворот событий выбивает из спокойствия? Если постоянные провинности другого не допускают терпения к нему? Если враждебные отношения не дают проявиться любви?

Так бывает, когда есть плохие навыки. Рассыпают спокойствие навыки суеты, многовпечатлительности и постоянных требований к близким. Недаром человек в дни отпуска, пожив в деревне или еще в каком-либо уединении делается спокойным. Значит нужно уметь и по возвращении из отпуска хранить спокойствие. Для этого уметь приводить свою жизнь в порядок. Вместо суеты и многопопечительности прийти к жизни простой. Чтобы отложиться от многовпечатлительности, нудно выключить телевизор, компьютер, сотовый телефон и побыть высвободившееся время с домашними, найдя полезные занятия. Чтобы постоянные требования к близким не нарушали спокойствие, нужно отпустить домашних в какой-то части их жизни жить так, как они сами хотят.

Но есть часть жизни, в которой отпустить совсем нельзя или неправильно. Так нужно согласие всех разделять заботы домашние поровну между всеми. Но кто-то может упираться, игнорировать, отказываться. В обращениях с ним потребуется терпение. А его может не быть, потому что вместо него есть худые навыки. Навык обижаться, впадать в истерику, раздражаться, досадовать, приходить в гнев, ярость. Такая самолюбивая эмоциональная распущенность. Видимо, такое поведение было в детстве и, войдя в навык, сохранилось даже до зрелого возраста. Что же теперь? Оставаться в нем или искоренять? Попробуйте сами для себя ответить на этот вопрос.

Может быть другой худой навык, перебивающий терпение. Навык требовать от домашних исполнительности здесь и сейчас. То есть немедленно. Но не всегда это возможно. Например, обстоятельства не позволяют, или на исполнение чего-либо нет талантов, нет умений, нет знаний, а то и просто не хватает догадливости, смекалки, быстроты, ловкости. Может быть и совсем плохой вариант – слишком много лени, непослушания, упрямства. Или итого хуже – порочные наклонности пьянства, бродяжничества, хулиганства, участия в разных преступлениях.

Если всё перечисленное не принимать в расчет, если не искать, как исправить, перевоспитать, помочь, если не положить в душе, что исправление не скоро будет и потребуется сил, умений, знаний, находчивости, опыта, что будут промахи, ошибки, неудачи, если всего этого не иметь ввиду, тогда неоткуда будет приходить терпению.

Любовь тоже перебивается худыми навыками. Навык любить себя, навык ожидания и требования, чтобы все вокруг угождали, любили, хвалили, навык любить только в ответ на любовь, или навык корыстной любви – за подарки, комплименты, за деньги, вещи, за наследство, за исполнение прихотей, капризов, за близость и др.

Отказ от худых навыков есть условие для образования спокойствия, терпения, любви. Дальше остается непрестанно трудиться над тем, чтобы найти в себе каждое из трех, поддержать его и, упражняясь, развиваться в нем.

СПОСОБ РАБОТЫ

Другой недоволен моими действиями. Свое недовольство проговаривает мне, бросает упрек, задевает мое самолюбие, рождает острое желание резко отреагировать, ответить тем же, попрекнуть, дать отпор, унизить, стукнуть… Способ работы над собой требует сдержаться. Ни полусловом, ни полуфразой не выдать своего бурлящего состояния. Промолчать. Выслушать сказанное и согласиться:

  • Хорошо, я все понял.

Способ требует такого действия независимо от того, прав или не прав другой. Если другой нервничает, я сдерживаюсь и соглашаюсь, принимая все упреки и любые выговоры. Поэтому способ требует такого действия, независимо от силы и степени низведения идущей со стороны другого. Более того, чем острее другой задевает самолюбие, тем отчетливее необходимость действовать по предложенному способу. То, что сегодня в способе покажется абсурдным, по прошествии уже полугода будет восприниматься иначе. Нужно лишь начать работу.

При этом важно помнить главное: не торопиться. Это значит, с одной стороны, не ждать немедленных результатов, а с другой — не торопиться поставить другого в известность, что я начал работу с такого-то числа, подразумевая под этим требование взаимности и желание прекратить идущие от него и задевающие самолюбие упреки.

Это может показаться невероятным, но такие упреки будут продолжаться до тех пор, пока в ответ на них будет идти мое возмущение. А там, где снимутся возмущения, спустя некоторое время сойдут на нет и упреки со стороны другого. Таковы причудливые внешне, но простые по глубокой сути законы общения. В действительности за ними стоит вселюбящий Промысл Божий.

Следуя предложенному способу, важно помнить о бережности к другому. Да, именно в условиях откровенной агрессии со стороны другого помнить о бережности к нему. Ведь бережность – это одно из ведущих свойств любви. А любовь безкорыстна и щедра беспредельно. В лучах этой щедрости бережность становится естественным проявлением человека. В любых условиях, в том числе в условиях активного и очень обидного низведения со стороны другого. Там же, где обретается бережность, обида на другого снимается, вместо нее приходит сострадание и сочувствие. Сострадающее сердце видит боль другого и видит причины этой боли. В этом его мудрость. Поэтому оно действительно и по-настоящему способно при любом состоянии другого помогать ему, в данном случае помогать своей сдержанностью и даже согласием с упреками. Даже согласием с несправедливостью.

Исполнить это возможно верою в Промысл Божий. Самоукорением можно устоять. Смирением же можно услышать за обвинениями ближнего волю Божию, смирением возможно иметь в сердце утешение Божие, смирением услышать в сердце дыхание мудрости, дыхание любви.

Не беритесь за исполнение сразу всех способов работы. Будет срыв. Очередность включения в работу приведенных здесь способов нежелательно менять. Последовательность имеет немаловажное значение. Если человек вдохновится мировыми достижениями тяжелоатлетов и на тренировках будет пытаться брать сразу большой вес, он рискует надорваться, поэтому желательно помнить о последовательности движения.

УПРАЖНЕНИЯ
ДЛЯ САМОНАБЛЮДЕНИЯ

Упражнение 8

Часто дома занят (а) своими делами, своими мыслями, своими занятиями. Чем живут, что делают и что переживают в это время домашние, не знаю. Радуюсь и внутренне благодарен (благодарна) им, что не мешают.

Вопрос I. Неужели такая замкнутость в себе и разрыв отношений могут быть чем-то оправданы?

Вопрос 2. Если нет, почему же я замыкаюсь? Необходимость полного углубления в работу, в свои занятия заставляют это делать? А разве в другое время я не нахожусь преимущественно в этом же состоянии погруженности в себя?

Вопрос 3. Или мне трудно быть с ними и с собой одновременно? Трудно – почему? Чего не хватает?

Вопрос 4. Может быть, душевной щедрости?

Вопрос 5. А может быть, большего – любви?



Правило родительское

Веди ребенка так, чтобы душа слышала прежде, чем рассудок

Педагогически неправильно расписать, что лес – это прекрасно, а затем повести в лес. Правильно – сначала повести в лес, подвести к тому, чтобы в ребенке родилось удивление лесом, а затем это удивление закрепить в сознании: «Теперь ты знаешь, что лес – это прекрасно».

В данном случае родитель ведет ребенка прежде всего в опыт. Нужно нахождение в лесу прожить, а уж затем прожитое чувство выводить в символ, в слово. И тогда слово как символ исполняется прожитым, исполняется тем, что ребенок пережил и становится жизненным словом.

В противном случае получается следующее: ребенку дается слово, которое еще не пережито, но которое необходимо воспринять и как-то оживить для самого себя. Тогда ребенок начинает специально внутренне искать в своем опыте те переживания, которые более-менее ассоциативно подходят к новому слову. В результате новые слова оживляются опытом, не совпадающим с ними. Слово говорит о новых явлениях, с которыми, может быть, ребенок и не встречался, или же о таком качественном их использовании, о той качественной ступени, которая ребенком не была еще пережита. Поэтому словесное воспитание страдает тем, что опережающее задает ребенку ложные, искаженные образы, формирующиеся в нем самом его прежним опытом, хотя направлены к действиям совершенно новым.

В то же время отношения с родителями и старшими требуют брать слово, ими сказанное, в работу, в жизнь. Включается разсудок и включает слово в логические построения и схемы. Они носят ассоциативный характер. Рационально воспринятое слово дополняется затем рисованными картинками, которые в сознании лежат как представления. Но опыт и представления – это небо и земля. Кто много читал о какой-нибудь заморской стране или далеком городе, смотрел фотографии и даже фильмы, а потом побывал в ней (в нем) собственными ногами и глазами, тот знает эту разницу представлений и опыта. Подобных примеров каждый может предложить из совей жизни немало.

Воспитание через прожитое лает ребенку прежде всего опытное переживание, и затем уже облекает его в слово. Если мы к тому, что пережил ребенок, подойдем со стороны слова, сами пережитого ребенком опыта не имея, мы услышим символ, обозначающий какой-то опыт. чтобы наполнить это слово реальностью, надо будет опыт всё равно проходить.

Увы, современный мир так устроен, что человек ограничивается рациональными представлениями и опыта проходить не хочет. Тем более, что в быту его окружает всё возрастающее число предметов, пользоваться которыми можно просто нажимая кнопки. Запомни только последовательность или схему нажатия. Всё обучение в школе и институтах предельно рационализировано и почти полностью базируется на представлениях, а не на опыте. Компьютеризация окончательно убивает опыт и воцаряет в человеке схематическое, даже нелогическое мышление. Собственно и мышление тоже умирает, формируется умение пользоваться схемами компьютерных операций и иметь готовый результат. В сфере опыта остаются некоторые телесные потребности – еда, сон, удобства сидеть, лежать, мыться, развлечения – курорты, туристические поездки, танцы, пляжи, рестораны, разврат. Получается, что опыту принадлежат низшие потребности человека, работа и социальные отношения обслуживаются рациональным мышлением и представлениями (рациональным знанием). Телезрелища создают иллюзию жизни и забирают человека в эмоциональные переживания событий, которые происходят на экране, а не в собственной жизни. В итоге высшие потребности нравственной и духовной жизни человека остаются невостребованными и хуже того – отвергнутыми. Так строй жизни современного человека прямо отражается на отношении к слову. Соответственно, если мы меняем отношение к слову и опыту, поменяется и строй жизни.

Более того, поменяется и учебный процесс, особенно в детских садах, в начальной и средней школе вплоть до восьмого класса включительно. Возраст до семи лет – это время опыта и затем слова. С семи до девяти лет включительно – это время выведения в письменное слово, начало сознания себя. С десяти до двенадцати лет – время сознания опыта или осмысление.

Увы, к сожалению, сегодня у нас все наоборот. Мы изначально произносим много слов о новых явлениях, затем эти явления преподаем в опыте, а действия осмысления при этом практически не задаем. Нам кажется, что оно должно произойти само.

В от дельных случаях так и происходит, в других – нет. Часть детей соединяет просвещающее слово с пережитым опытом. Но, увы, это слово или уже искажено (воспринятое не вполне соединяется с тем опытом, который ребенок переживает вслед за словом); либо это слово лежит параллельно с опытом, и опыт обозначается какими-то другими словами из области рациональных представлений, в лучшем случае, из области логического понимания.

Правильное воспитание-обучение можно представить в виде треугольника, двумя горизонтальными линиями поделенного на три полосы: нижнюю, среднюю, верхнюю (маленький треугольник на вершине). Обучение будет состоять из проживания, которое лежит в основании, ее серединой является осмысление и самосознание, вершиной – просвещение. Современное воспитание представляет собой перевернутый треугольник, в котором по объему и по времени ведущее место занимает просвещение. Зыбкое, едва намеченное место дано сознанию и совсем ничтожное отводится проживанию. В результате получается, что перевернутый треугольник или пирамида лишен основания – проживания. Поэтому такой треугольник довольно легко столкнуть. Только толкни его одним словом – он падает на одну сторону, толкни другим – падает в другую. Более того, эти колебания содержания даже нравятся подросткам и юношеству. Отсюда любовь к дискуссиям при скудости поступка и жизни.

Сегодняшний ребенок не имеет внутреннего стержня, потому что в нем нет опыта проживания, его стержень лежит не в проживании, а в просвещении. А если точнее – даже не в просвещении, а в многознании различных явлений окружающего мира. Если такому ребенку к основным дать дополнительные новые знания, он легко увлекается этим новым, легко уклоняется от прежнего.

Злое оно или доброе – он не различает. Интересное и увлекательное или неинтересное, скучное – это он может различить. При этом может оказаться, что самое злое будет ему самым интересным. В итоге он – как будто ветром колеблемый, и не только в знаниях, но и в жизни.

Смысл правила в том, чтобы вести себя так, чтобы душа узнавала прежде, чем рассудок, т.е. чтобы по проживанию ребенок имел знания прежде, чем по просвещению, чтобы слово, обозначающее движение души, узнавалось младшим после того, как душа его испытает это движение. Есть два ведения, которые ребенок может обретать. Одно, когда он обучается знаниям, другое – когда обретает опыт, живя в добром и благонравном укладе.

ЗНАЧЕНИЕ ПРАВИЛ
И СПОСОБ РАБОТЫ

Естественно для нас иметь правила жизни. Естественно, что с годами добавляются у нас новые правила, некоторые из прежних отлагаются, другие же остаются на всю жизнь. Обычно человек, который не имеет правил жизни или, имея их безсознательно, не может для себя их сформулировать, относится к людям неустойчивым в жизни, не во всем ответственным, не всегда надежным. Иметь правила, следовать им, ими ограждать свою жизнь и жизнь ближних от искушений – все это очень важно. Без этого не устроишь жизнь как следует.

Правила устроения семьи можно разделить на три ступени: первая – общие, всем доступные, вторая – супружеские и правила общения (это сугубые правила, через них начинается навык труда над собой), третья – те, что выписал святитель Феофан Затворник в отношении к членству в Церкви (они изложены в предыдущей главе).

Что же есть общие правила, всем доступные? Они в обилии разбросаны в разных книгах, газетах, журналах, в статьях о семье и супружестве. Много мы слышим от друзей, знакомых, родных. Например:

  1. Даже тот, кто далеко, стоит рядом, если он в твоем сердце; даже тот, кто стоит рядом, далек, если твои мысли далеки от него. Правило: держи ближнего в сердце.

  2. Делай ближним то, что желаешь самому себе.

  3. Стремись к тем делам в доме, которые зависят, прежде всего, от тебя самого.

  4. Благоразумная жена! Если желаешь, чтобы муж твой свободное время проводил подле тебя, то постарайся, чтоб он ни в каком ином месте не находил столько приятности, удовольствия, скромности и нежности. (Пифагор)

  5. Всякое дело у разумных супругов решается с обоюдного согласия, но так, чтобы членство мужа было очевидным и последнее слово оставалось за ним. (Плутарх)

  6. Жены, которые предпочитают помыкать глупым мужем, нежели слушаться умного, напоминают таких, кто в пути предпочитает вести за собою слепца, чем идти за человеком зрячим и знающим дорогу. (Плутарх)

  7. Злобе и вспыльчивости не место в супружеской жизни. (Плутарх)

  8. Ловля с помощью отравы позволяет легко и быстро добыть рыбу, но портит ее, делая несъедобной; так и жены, которые ворожбою или приворотными зельями стараются удержать при себе мужей, чувственными наслаждениями пленяют их, но потом живут с умалишенными и безумными. (Плутарх)

  9. Супружеский союз, если он основан на взаимной любви, образует единое целое; если же только затем, чтобы вместе спать, то состоит из частей обособленных, и такой брак правильно считать не совместной жизнью, а проживанием под одной крышей. (Плутарх)

  10. Добрая жена не покладает собственных рук, занимаясь множеством дел. И детей своих поучает, и не угасает светильник ее всю ночь. Руки же свои простирает на полезные дела, и милость свою простирает она больным и бедным, а пищу подает нищим. И не обеспокоится у такой жены муж о доме ее, ибо делает она и своему мужу, и себе самой, и детям прекрасные различные одежды, и веселит его, и продлевает его жизнь, и наполняет жизнь его радостью, принося мужу уважение от многих (Домострой)

  11. А у жены бы отнюдь никоим образом не должно быть ни вина, ни пива. Ей следует и в гостях и дома пить безхмельную брагу и квас. Более всего жене следует оберегаться всяких злых дел: не оговаривать людей ложью и не держать на них сердца, и не рассказывать мужу сплетен, и ничего не прибавлять и не выдумывать, а говорить все по правде. (Домострой)

  12. Не соединяйте брачными узами людей, кои подходят друг другу лишь в известных случаях жизни и не будут подходить, если эти условия изменятся; но соединяйте людей, которые будут соответствовать друг другу, в каком бы положении они ни очутились, в какой бы стране ни обитали, в каком бы звании ни оказались. (Ж. Ж. Руссо)

  13. Жена, исключенная из всех интересов, занимающих ее мужа, чуждая им, не делящая их, – наложница, экономка, нянька, но не жена в полном, в благородном значении слова. (Герцен)

  14. Жениться – это значит наполовину уменьшить свои права и вдвое увеличить свои обязанности. (Шопенгауэр).

Правила супружеские

  1. Видишь, нужна твоя помощь – помоги.

  2. Согласись, полюби, возрази.

  3. Будь искренним, доверяющим, бережным.

  4. Прости, отдай, уступи.

  5. От избытка сердца говорят уста.

  6. Терпение, терпение, терпение.

  7. При возмущении супруга будь кроткой.

  8. В плохом настроении или плохом отношении к другому откройся сразу и попроси прощения.

  9. Запрети в душе досаду, а на языке – ворчанье и оговаривание.

  10. Признайся в состоянии, из-за которого ты не можешь удовлетворить просьбу супруга, и попроси у него прощение.

  11. Носите бремена друг друга.

  12. Подробности исполнения каждого из этих правил, их тонкости, трудности, с которыми могут встретиться супруги при их выполнении изложены в книгах «Обрести себя» и «Психопатический круг в семье». Там же вы найдете подробное описание правил общения. Здесь же мы приведем только сами правила.

Правила общения

  1. Будь у жизни учеником и не стыдись этого.

  2. Сопротивление и неисполнительность – худшие из качеств.

  3. Откройся жизни, люби другого.

  4. Всегда храни спокойствие, терпение и любовь.

  5. Не принимая поступок, действие человека, прими самого человека.

  6. Обрети молчание.

  7. Будь прост.

  8. Исполни нужду другого, помоги в нужде.

  9. И все же – помоги в нужде.

  10. Если идешь за советом, исполни, что советуют.

  11. Никому никогда не жалуйся.

  12. Обличай, запрещай, умоляй (увещевай).

Правила членства в Церкви

Выписаны в предыдущей главе.

* * *

Достаточно ли того, что мы сейчас прочитали правила? Уверены ли мы, что одни из них так отпечатлелись в нас, что по ним уже точно будем жить? Что другие вошли в наше сознание, и теперь мы будем через их содержание наблюдать свою жизнь и размышлять над нею? Что третьи отпечатлелись в сознании ради размышления над ними, и теперь мы точно будем размышлять над ними? Попробуйте здесь остановиться в чтении и проверить себя: сколько правил, не заглядывая в текст, удалось воспомянуть? Попытайтесь определить, какие в каком из этих трех видов правил у вас попали? А какие при этом попали в четвертый вид – о которых вы уже забыли, едва их прочитав? Чтобы выявить эти правила, вернитесь к предыдущему тексту и вновь его прочтите.

* * *

Теперь, после того, как вы проделали эту работу, можно ли сказать, что труд над правилами закончился? Нет. Он только начинается.

Нарисуйте в тетради таблицу с пятью колонками. Первую озаглавьте: «сами правила», вторую: «правила в жизнь», третью: «для размышления через них о своей жизни», четвертую: «для размышления над самим правилом», пятую: «сроки работы над правилом и исполнения задания по ним». Затем горизонтальными линиями отчеркните пространство в колонках, куда можно поместить набор правил, над которыми будет идти работа в первый двухнедельный срок. Другая горизонтальная линия отложит следующий двухнедельный срок. Теперь в эти сроки из четырех видов правил (общие, супружеские, общения, членства в Церкви) в первую колонку выпишите те (по одному, по два), над которыми вы будете трудиться двухнедельный срок.

Каждый день находите время, чтобы поработать над правилами по заданию, которое записано во второй, третьей и четвертой колонках. Выполнив его, поставьте знак «плюс» в нужной колонке. Вечером еще раз просмотрите весь день. Если действие по заданию с одним и тем же правилом повторилось на дню несколько раз, то столько же плюсиков и поставьте в нужную колонку. Если действие не совершилось ни разу, поскорбите об этом Богу, просите у Него прощения и в верности Ему обретайтесь решимости работать над правилом в последующие дни.

Работа над правилами с помощью таблицы очень дисциплинирует человека, а применение их в жизни семьи многое переменит в отношениях от худого к доброму. При этом в каждый последующий двухнедельный срок не обязательно брать все новые правила. Могут повториться правила предыдущих недель. И повторы эти могут быть сколь угодно долго, пока правило не войдет в плоть и кровь жизни.

Подробное значение правил в жизни церковной и перечень важнейших правил вы найдете в ранее вышедшей книге «Пути и ошибки новоначальных», где под новоначальными подразумеваются люди, имеющие церковный стаж от четырех до двадцати и двадцати пяти лет жизни.

Глава «Значение правил в церковной жизни» имеет подглавия: правила по отношению к Богу, правила по отношению к ближним и по отношению к себе. Для знакомства с содержанием этой главы нужно обратиться к названной книге.

Упражнение 9

К близкому мне человеку возникло глубокое душевное чувство сострадания, желание обнять, приласкать, сказать добрые и хорошие слова.

Вопрос I. Почему же я не даю этим чувствам вылиться в действие? Почему оставляю эти переживания в себе и затем постепенно переключаюсь на другое – чаще всего, на что-то свое?

Вопрос 2. Непроявленность чувства – что это? Почему в себе я это чувство допускаю, а во вне, адресованное другому, оно не выходит?

Вопрос 3. Это чувство, возникающее во мне, – зачем оно? Чтобы пожить в этой сладостности самому (самой) или окунуть в тепло этого чувства другого?

Вопрос 4. Почему же до другого дело не доходит?

Вопрос 5. Если я знаю за собой эту замкнутость в себе и для себя, почему же не прикладываю усилий, чтобы дарованное мне чувство душевной щедрости непременно нашло своего адресата? Почему не заставляю себя прийти к другому, но легко и просто остаюсь в себе?

Вопрос 6. Почему я не развиваю в себе душевную щедрость через ее проявление в поступке, в действительном отношении к другому? Я не хочу быть щедрым? В чем же дело?

Вопрос 7. Почему об этом не каюсь, не скорблю Богу? Совесть же понуждает меня, почему ее не слушаюсь?



Правило общее

Прости, отдай, уступи

Прежде всего «прости». Оно относится к тем случаям, которые когда-то произошли в детстве, особенно с родителями – все случаи обид, раздражений, неприязни. Нужно попытаться начать очень рудную, очень непростую работу внутреннего восстановления человека в чистоте – работу прощения.

Простить родителей своих.

У каждого человека существует болезненная точка, «ахиллесова пята», которую кто-то другой может без труда задеть. Поэтому в любой момент, когда снова возникнет на кого-то обида, надо посмотреть: а где корень этой обиды, откуда и когда появилась эта маленькая точка, исполненная обидой? Может быть, это произошло со своими родителями? Там, в детстве, мать или отец впервые обидели именно аналогичным действием, словом. Нужно попытаться простить их, насколько это получится. И, может быть, придет время, когда получится простить полностью, до конца.

Необходимо научиться обнаруживать момент, с которого начинается раздражение, возмущение или же неприязнь к другому человеку (я вступаю в общение, а чувствую, что раздражаюсь на него). В этот момент у человека совершенно нет благодатных сил. Он наполнен раздражением.

Чтобы выйти из этого состояния, необходимо внутренне попытаться простить другого человека за то, что он делает не так, как мне хочется, не так, как я чувствую, не так, как мне видится. Простить его – это значит сместить злую энергию доброй силой прощения. И окажется, что можно с человеком продолжать общение. Если бы я не простил, то мое раздражение не позволило бы мне дальше быть с ним в чистоте действия.

Более того, раздражительность затмевает человеческий ум. Он пленяется раздражительной энергией, забирается в эту раздражительную точку и уже не может ясно видеть ситуацию, последствия ситуации, не может видеть причины происходящего. Он все видит эгоцентрично, исключительно со своей позицию видит так, что помыслы ума умножают энергию раздражения. Таков механизм действия раздражения, обиды. И поэтому, до тех пор, пока человек не освободился от раздражения, пока он не простил другого, у него и ум пленен, и все то, что он слышит от другого и видит в другом так поворачивается в его уме и помыслах, что умножает в нем раздражение или обиду.

Недаром мы, разговаривая с кем-то, иногда вдруг обнаруживаем, что наши слова поняты совершенно наоборот. Как же можно их «наоборот» понять? Раздражение умеет так повернуть ум, что он начинает понимать все наоборот. Причем мало того, еще и достраивает, додумывает за меня то, чего я вообще не имел в виду. А для чего? А для того, чтобы как можно сильнее оправдать свою обиду или раздражение. Потому первое действие – прости.

«Отдай». Человек чего-то хочет от меня». – Ну так возьми и отдай» «Но это трудно. Долго зарабатывал, покупал, приобретал, наконец-то имею, не успел даже попользоваться и вдруг – отдай!» – Конечно, по-человечески с этим согласиться невозможно. Столько сил человеческих потрачено, и тут вдруг – отдать. И только по-христиански можно это понять. И то в том случае только, когда человек посвятил себя Богу, вручил свои жизненные пути в Его Промысел. У него нет тех, о ком нужно заботиться и именно теми предметами, которые кто-то у него попросил, но они нужны не ему, а близким его. В этом случае – когда человек один – если я знаю Бога, тогда я знаю, что все, что у меня есть – от Него. И потому, сколько бы ни отдавал, все необходимое для меня у меня непременно будет.

Возможно ли поверить этому? В духовном плане – возможно. Вера именно этим и отличается, что она может этому поверить, потому что для нее, для веры, это явь. И потому человек просто отдает. У него попросили цветной телевизор, он его отдал. А потом долго-долго цветной телевизор не появляется. Человек недоумевает – почему Бог не дает цветного телевизора? И в скором времени внутри себя обнаруживает, почему: цветной телевизор был ему просто ненадобен. Можно было бы иметь, да не полезно. А почему не полезно, спустя несколько лет понял. А тогда сумел просто поступить по вере.

Если ест упование на Бога, то человек способен исполнить это действие – «отдай», без упования на Бога, конечно, чист о по-человечески исполнить его очень трудно. Но и в этом случает тоже есть смысл. Нужно учиться пробовать отдавать ровно столько, насколько хватает человеческих сил.

Что значит человеческих сил? Прежде всего благоразумия. То есть разсудительности, которая следует за какой-то добродетелью. Такими добродетелями или нравственными свойствами человека могут быть милость, щедрость, забота о другом, любовь. Из них самая широкая – любовь. Ею можно всё отдать, ничего не жалко для любимого человека. Н без разсудительности любовь может и вредить другому. Так, бабушки, дедушки внукам готовы всё отдать, чего бы те ни попросили. Но если любовь их есть часть благоразумия, тогда ею бабушка и дедушка не будут развращать внуков. Что к пользе, то дадут а что не к пользе – не дадут, да еще и само желание иметь пристыдят или совсем отрежут. Благоразумие пользу различает разную. Есть польза телесная – здоровье, рост и развитие организма, есть польза душевная – способность к воздержанию, жизнь в распорядке дня, года, единодушие, в котором, если ребенок что просит, то не для себя только; есть польза духовная для тех, кто знает общение со Святым Духом, наконец, есть польза личностная: пребывать ребенку в своем чине – сыновства (сына, дочери, внука, внучки), гражданства (патриота своего Отечества), старшего-младшего среди братьев и сестер.

Знать пользу в ее видах – это дело нравственной и духовной развитости бабушки и дедушки. Можно и не знать ни одной из них. Но тогда появится много проблем в жизни их внуков из-за собственного характера, воспитанного в общении с такими бабушками и дедушками, не различающими пользу.

Любовь бабушек и дедушек в отрыве от разсудительности превращается обычно в элементарную чувственность, когда самим сладко в чем-то усладить ребенка; или превращается в корысть – быть для ребенка самым желаемым человеком. Чтобы занять такое место в жизни ребенка (а быть на этом месте хочется сильнее всего на свете ,даже быть родителем для своих взрослых детей не так теперь хочется, как сделаться самым желанным для своих внуков), ради такого преимущества чего только не отдашь внукам и чем только не будешь стремиться их купить. О последствиях бабушки и дедушки, захваченные одним из этих самоугодий, обычно не думают. Расплачиваться за развращение детей придется уже не им. Если же они доживут до этой расплаты, чем унять горе, которое им достанется? Ничем уже нельзя будет утешить их.

Так разсудительность в соединении с нравственным свойством дает благоразумие. То же и милостью, щедростью, заботой о другом. Мера разсудительности, т.е. различения пользы тоже в разную степень развита у каждого человека, зависит от его воспитания. Тем более не одинаково умение соединять добродетель с разсудительностью. Умение это требует немалого опыта, житейской зрелости и соответственно времени.

Об этом выше было сказано в словах: нужно учиться пробовать отдавать ровно настолько, насколько хватает человеческих сил.

Касается это и тех случаев, когда другой хочет взять наше внимание. Ну так отдайте! Пусть он говорит, если ему очень хочется говорить. Пусть выскажется. Пока он говорит, у вас есть время поразмыслить, как сделать так, чтобы ему ваше общение стало полезным. В этих размышлениях, глядишь, можно провести и время, пока тот говорит. И если какой результат из этого будет, то это полезно и ему, и вам. Но здесь есть и подводные камни.

Когда человек долго общается с другим, возникает угроза перенять его интонацию, его эмоциональное состояние, нередко праздное, т.е. совершающееся не к пользе. В результате человек начнет привыкать к нему и в последующем будет искать себе аналогичного общения, состояния, которые к подлинному, глубокому общению никакого отношения не имеют.

Поэтому человеку нужно научиться различать, с кем он может общаться, с кем нет, а с кем – до какой степени.

Наконец, бывают такие случаи общения с людьми, когда человек по немощи своей не в состоянии выдержать шквал давления собеседника, тогда, конечно, нет сил простить его. И потому нет никаких сил отдать ему сове внимание. Да и не нужно. Человек приходит к мысли о том, что встреча с таким собеседником для него разрушительна.

И, наконец, «уступи». Т.е. уступи другому в его намерениях, в его стремлениях. Он хочет вперед тебя – уступи, пусть пройдет. Он хочет раньше тебя взять – пусть возьмет. Он хочет раньше тебя свою мысль высказать – пусть скажет. Он хочет раньше тебя пережить какую-то эмоциональную радость – пусть переживет. Разве не в этом состоит милость к человеку, чтобы другому доставить радость?

Другой момент: полезно ему это или нет. Бывают такие случаи, когда другому уступать нельзя. Только имея опыт уступок, оказывается, возможно иметь опыт различения, где следует уступить, а где нет.

В результате получается, что выполнение этого простого правила «прости – отдай – уступи» дает большую область новых переживаний, нового опыта и обретения мудрости в общении с другим человеком. Здесь обретается не только мудрость от ума, но и мудрость сердечная. И, оказывается, что только духовный человек, исполненный любовью, действительно может прощать, отдавать, уступать.

Уступи… Как же можно уступить, когда чувствуешь, что твоя позиция кажется правильной, а другой человек говорит неверно? А вдруг уступить чему-то неверному – значит дать возможность этому неверному состояться в жизни? В этом случае вступает в действие педагогическая позиция человека. Относительно ребенка, относительно супруга она одинаково может быть выражена как педагогическая. Педагог не будет стремиться настаивать на своем, если в этом не будет острой нужды, если не грозит смертельная опасность для его подчиненного. Педагог даст возможность испытать другому опыт ошибки, он предваряющее скажет, что нужно сделать вот так, но другой хочет сделать по-своему. Педагог уступает для того, чтобы другой имел опыт ошибочного действия и негативного результата. По исполнении негативного результата ученик или супруг могут вспомнить слово, упреждающее в том, что можно было сделать по-другому и получить искомый результат, но, увы, это не было сделано и результат был негативным.

Уступчивость позволяет другому учиться у жизни. Пока между нам стоит моя неуступчивость, в другом происходит тренировка его собственного упрямства или же непонимания. Поэтому проще уступить.

Итак, прости, отдай, уступи ближнему из любви.

Бывают такие моменты, когда не могу исполнить «отдай», потому что человеческое естество удерживает меня и никаких сил нет поступить духовно. Но только отдавая в телесном, можно приобрести в душевном, приобрести в духовном и, отдавая в духовном, умножиться в духовном. Дать духовное от себя невозможно, ибо духовное отдает в человеке Сам Бог. Нужно только человеческое согласие на то, чтобы воля Божья совершалась через человека, чтобы воля человека соединилась с волей Божьей. В этом случае духовное уже не имеет границ, не имеет пределов.

Нужно отметить, что в народной традиции под духовным подразумевается духовное от Духа Святого. Этим понятием сегодня обозначаются самые различные предметы, ничего не имеющие общего с традиционным пониманием этого слова.

Если видишь, что другой делает не так, как ты считаешь правильным – прости. Требованием, то есть раздражением и гневом, делу не поможешь. Лишь та душа, которая простила, в действительности способна помочь.

Если другой хочет взять – отдай. Нет больше замка для действия подлинной жизни в человеке, чем привязка к вещам или деньгам. Сребролюбие закрывает все человеческое и дает простор всем движениям эгоизма, скупости, равнодушия, чванства.

Если другой видит, знает, думает не так, как ты – уступи. Торопливость рождает в нас слепое сопротивление. Уступчивость и кротость открывают зрение души. Нет действия более доходчивого, чем душевное. Последнее в спешке не рождается, а упрямство для него смерти подобно.

СПОСОБ РАБОТЫ

Принять ситуацию. Это значит, не пытаться ее переделать. Напротив, отдаться той логике и тому действию, которые задаются ходом событий.

Другой предлагает переставить тумбочку на новое место. У меня возникает возражение. Но способ работы над собой требует: принять ситуацию. Я соглашаюсь и переставляю тумбочку на предлагаемое другим место.

Предложение такого способа может возмутить. Действительно, с позиции духа самоутверждения и здравого смысла подобное поведение кажется унизительным. Однако, если на ситуацию взглянуть по-настоящему честно, разве не странным будет выглядеть возмущение супругов, соединенных друг с другом отношениями любви по такому пустячному поводу?

Действительно, в период медового месяца каждое предложение или просьба другого встречали радостную поддержку и немедленное исполнение. И в таком поведении виделось счастье.

Любовь – явление во много крат более глубокое и многогранное. Она не имеет розовой ослепленности, свойственной влюбленности. Она действительно и по-настоящему видит ситуацию, то есть знает внутренние причины поведения другого и всегда устремлена в движении помощи ему. Любовь может возразить. Только возражение ее будет принципиально иным по духу, по содержанию и по форме, чем возражение возмущенного или задетого за живое человека.

Если человек занят защитой своего достоинства, может ли он в то же самое время любить другого? Не являются ли действия защиты себя и утверждение другого противоположными? И тогда здравый смысл, с позиций которого родилось возмущение, не является ли проявлением все того же самоутверждения, ратующего за неприкосновенность человеческого, то есть собственного достоинства в семье?

Человеческое достоинство действительно неприкосновенно. Но если в семье начать требовать эту неприкосновенность, родится действие, которое в защите своего достоинства начнет попирать достоинство другого. За доказательствами далеко ходить не нужно. Доказательств немало соберется в любой семье.

Уважение человеческого достоинства в супружеских отношениях – это и есть любовь. Именно уважение к достоинству, любовь к другому заставляют не перечить ему, а сделать так, как тот просит. Если это действие заведомо неверное, значит, не пройдет и недели, как это обнаружится им самим.

Но прежде, чем придет к человеку умение помогать, видеть ситуацию, он должен научиться сам принимать любую ситуацию, которую задает другой в семье. Это трудная работа. Пожалуй, самая трудная среди всех прочих способов. Но те плоды, которые обещаются быть, то видение ситуации, которое приходит по истечению хотя бы полугода жесткого следования предложенному способу, несравнимы ни с какими иными достижениями.

Увидеть реальность, увидеть ситуацию такой, какой она является на самом деле, мешают человеку его собственные представления о другом. Он больше находится в своих предположениях, в своих расчетах и объяснениях происходящего, чем устремляется к другому. Он не видит и не слышит его побуждения, его доводов, его желаний и настроения. Особенно в противопоставлении, когда мнения супругов расходятся, объективность восприятия другого сводится к минимуму, и резко возрастает акцент на своем представлении, а, следовательно, на своем объяснении поведения другого, тогда закономерно за безобидными словами другого услышать как бы сознательное разрушение, за действиями, утверждающими доброту отношений, увидеть скрытый умысел, хитрость и какой-то подвох.

Освободиться от этих негативных проявлений самоутверждения невозможно без конкретных действий, требующих поведения, противоположного ранее усвоенному.

В этом заключается первая глубина смысла способа работы — принять ситуацию. Вторая и третья будут открываться по мере прохождения опыта работы.

Удивительные открытия происходят во взаимоотношениях с детьми. В этом случае принять ситуацию означает оставить ее так, как есть, не пытаясь ее переделать на свой лад. Вслед за этим приходит способность видеть, что происходит с ребенком, кто он по характеру, по внутренним стремлениям, как он воспринимает действия взрослых и как видит он свои действия. Ребенок никогда не несет в себе сознательного зла. Если в его поведении родители видят злое, значит нужно понять, где в нашей душе находиться та призма, которая безсознательно для нас переворачивает восприятие действий ребенка как сознательное зло. Вслед за таким пониманием приходит опытное знание правильного отношения к детским поступкам.

Принять ситуацию, значит, прекратить суету. С течением времени приходит умение всегда принимать правильное решение. Оно приходит как откровение, ложится в сокровенные глубины человеческого «я», туда, где концентрируются важнейшие открытия жизненного опыта. Видение ситуации, которое приходит, если ее принять, всегда связано с внутренней тишиной. Молчит требование, молчит самоутверждение, молчит со-отношение. В этом молчании и рождается то, что люди называют мудростью.

УПРАЖНЕНИЯ
ДЛЯ САМОНАБЛЮДЕНИЯ

Упражнение 10

Рассказываю о себе и себе тихо радуюсь.

Вопросы:

I. Любуюсь собой?

2. Зачем?

3. А кто во мне любуется мною?



ПРАвило общения

Не принимая поступок, действие человека, прими самого человека

Если человек делает не то, что вы от него хотите, он делает это не специально. Просто он сейчас таков и не может по-другому. Почему он таков сейчас, зачем он именно так делает, почему он именно сейчас не может делать по-другому? Можно в этом разбираться, можно нет. Прими его душой. Принять можно, разобравшись. Можно и не разбираясь принять в любом случае, приняв его душой, только тогда только возражай против дела, поступка, действия.

Далеко не каждый человек будет вредничать специально, назло другому. Большинство наших ближних делают что-либо не так, вовсе не предполагая, какое последствие доставит нам их поступок или действие. Человек делает что-то просто так а нам кажется, что специально. И если остаться в этом своем «кажется», то мы непременно будем досадовать и раздражаться на другого, воспринимать его как врага, как сознательного вредителя. В этом неправедном состоянии души мы будем падать, соблазняться, разрушаться, а вместо правды в душе будет одна сплошная неправда.

Что же является правильным действием? Попытка понять другого человека, понять, что он не может сейчас, в данный момент, поступать по-другому. А может, не стараясь особенно понять, сразу найти то оправдание, которое позволит нам принять его, здесь и сейчас принять. Придя в такое устроение души, уже можно не реагировать на него отрицательно и так непримиримо. Важно сохранить его как своего ближнего. Сохранить и только затем возражать против его дела, поступка, действия, но не против самого человека. Больше того – важно самому сохраниться ближним для него. Памятуя вопрос Спасителя: «Кто есть ближний для пострадавшего от разбойников?»



Правило супружеское

«От избытка сердца говорят уста»

Не замыкайся, добрых чувств не удерживай, не позволяй замерзать душе. Дух черствости, равнодушия, окаменелости, онемелости души преодолевай попечением, участием, любовью. Возстанавливай в душе расположение к супругу (супруге), заботу, доброту, желание говорить с ним (с ней), быть в общении, восстанавливать нити соединения, понимания, сочувствия другому. Подвигай себя к единомыслию, единодушию.

Береги мир, полюби терпение, при них придет и избыток сердца. Запрещай себе закрываться, запрещай закутываться в себя. Не допускай саможаления, самоугодия. Не позволяй себе этого ни на одну минуту(увы, как это непросто), а допустив, находи в душе силы, чтобы покаяться Богу, и через десять минут, или через полчаса, или (в крайнем случае) через час поддержать в себе доброе расположение души и заговорить.

Выключи телевизор, убери в дальний угол газеты, книги и всё то, что отвлекает тебя от общения с домашними или становится оправданием твоей отрешенности от них, или дает тебе как бы палочку-выручалочку, чтобы убегать от общения.

Это правило чрезвычайно трудно в исполнении. Как это так – не запирать и не замыкать чувств? Дело в том, что в человеке часто возникают различные зажимы. Особо часто происходит это между супругами, приводя их к привычности молчания. Супруги мало раскрываются в тех душевных переживаниях, которые доставляют друг другу. А если один умалчивает, не проговаривает того, что в нем происходит как зажим, другой может и не знать об этом. Пи этом первый хочет сказать что-то своими действиями, но другой его не понимает. При этом он продолжает вести себя так, как ему свойственно, не подозревая, какое чувство этим рождает и какой зажим своим молчанием воспроизводит каждый раз. Иногда это приобретает форму хронической болезни. По этой причине ходящий в зажиме в конце концов взрывается или сам приходит к замкнутости, окаменелости и равнодушию, так что другому это становится совсем невмоготу. Тогда супруг пытается вывести нас из этой замкнутости, но привычка не говорить о своих потаенных чувствах и переживаниях столь велика, что мостик для примирения, общения построить почти уже невозможно.

В то же время каждый может вспомнить такие моменты, когда, будучи влюбленными, счастливыми, мы часами были друг с другом. Ничто не утаивалось в душе, все радостное тут же раскрывалось и рассказывалось. Боле того, в супружеских отношениях тоже можно вспомнить те моменты, те минуты, когда легко рассказывалось то, что на душе, те переживания, которые в ней происходили.

Но в зажиме и утаенности не хочется уже ничего говорить, не хочется раскрывать. В итоге в умножении утаенного растут обида и непонимание. Увы, то, что заканчивается разводом и закрепляется судом, обычно начинается именно с таких малых утаений. Обычно они берут сове начало в тех комплексах, которые сформировались в подростковом возрасте. Часть из них становится доминантными и запрещают проявление открытости другому.

Почему так происходит? То ли я боюсь обидеть другого и поэтому не раскрываюсь, потому что не умею из любви сказать так, чтобы не обидеть. То ли потому, что наоборот – всякий раз, когда я пытался это делать, ответная реакция была столь жесткая, что я боюсь этой ответной реакции супруга. Получается, что в одном случае оберегая супруга, в другом – самого себя, человек начинает культивировать в себе эту область утаенного. И по мере этого избыток сердца возможен все менее.

А коль уменьшается избыточность сердца, уменьшается любовь между супругами. Значит. Растет пропасть между ними, что в конечном итоге, приводит к гордому самодостаточному отвержению супруга. При этом мне кажется, что он мне нужен, что он для меня в тягость, что нет никаких сил терпеть его. Открытость на него всякий раз приводит к какому-нибудь унижению меня самого.

И, тем не менее, уйми свою гордость. В отношениях супругов она не рождает ничего, кроме смерти. При избытке сердца нет места гордости, через боль гордости раскрывай в себе человеческое, переступай через себя гордого, чтобы дать место человеческому.

Если ты верующий – смиряй себя Богу. Избыток сердца дается Господом. Господь же в смирении.

СПОСОБ РАБОТЫ

Все о себе скрытое сделать явным. Других не выдавать.

УПРАЖНЕНИЯ
ДЛЯ САМОНАБЛЮДЕНИЯ

Упражнение 13

Солгал, похвастался, нафантазировал.

Вопрос 1. Зачем-то привираю. Приукрашиваю?

Вопрос 2. Зачем?

Вопрос 3. Я всегда так делаю?

Вопрос 4. Для чего?



Правило родительское

Помогай младшему решать,

не решай за него

Что означает это правило? Следующее: задавай вопросы, не отвечай на них, пусть младший сам приходит к решению. Давай ему варианты решения, объясни каждый, но как поступить, пусть рассудит сам. Если он выбирает не то, что желаете вы, взрослые, выдержите педагогическую паузу, ибо как поступить – нужно учиться ему. Будьте повивальной бабкой нравственных решений младшего. Не поступков, не действий, а решений. А уж что он станет делать и как действовать – пусть на этот раз будет его воля. Так звучит объяснение правила.

Почему нравственная психология и педагогика обращают особое внимание на это правило? К сожалению, часто мы не даем родиться детскому поступку, мы постоянно вмешиваемся в его решение и пытаемся сделать или решить за ребенка. Тем более не даем ему поступать, делать.

Педагогическая пауза дает ребенку право самому решать, самому пробовать, ошибаться даже, и в этой ошибке обретать опыт различения правильного и неправильного действия. Педагогическая пауза подразумевает, что мы выжидаем, когда ребенок, рассудив, склонится к какому-нибудь решению и исполнит его. А, исполнив, с нашей уже помощью обратится к своему выбору, к самой ситуации, осмыслит ее, проанализирует, поймет, правильно ли он поступил.

Более того, если он это выбрал, то можно и помочь ему это сделать и прийти вместе с ним к негативному результату.

– Смотри, что мы с тобой сделали, а теперь давай думать, как исправить. Может быть, нам поможет другой вариант решения? Например, если бы ты сделал вот так. Было бы лучше?..

И получается, что благодаря такому разговору с ним, осмыслению его выбора ребенок научается правильно относиться к ситуации и точнее принимать решение. При этом важно с этого момента нам самим вновь отступить в педагогическую паузу.

К сожалению, нередко люди, начиная исполнение педагогической паузы, не могут в ней долго находиться. Они не в паузе. Наоборот, он ив каком-то внутреннем волнении: «Сделал или нет? Чем же это закончится?» Продолжаю заниматься своими делами, а косым взглядом вглядываюсь, что он делает. «Вот! Сорвалось! Потому что меня не послушался! Так… Дальше посмотрим! Нет! Теперь дальше уже некуда, надо вмешиваться!» о – Закончилась педагогическая пауза… а паузы-то на самом деле никакой и не было.

Нужно помнить, что все правила, которые предложены здесь, говорят о внутреннем действии души, а не о внешнем.

Внешнее исполнение педагогической паузы бессмысленно, если внутренне остается состояние завязанности на ребенка. Пауза должна быть прежде всего внутренней. Но как ее выдержать, ел сита к и хочется тут же влезть и поправить? Что с этим делать?

Ответ один: доверие ребенку и терпение, терпение и еще раз терпение. Если ребенок не может рассудить и не решается на поступок, если он говорит: «Не знаю», – значит, что он либо не хочет решать, либо не имеет навыка к нравственному рассуждению и чувству. Не научившись этому в детстве, он и в жизни будет постоянно попадать впросак. Оставаясь в этом, он вырастет в инфантильного взрослого. Если же ребенок не может решить, не может конкретно выбрать что-то, мучается, не решаясь вступить в действие, нужно подтолкнуть его к самостоятельному принятию решения, а дальше станет ясно, что при этом правильно, а что – нет. Когда же решение принимается и действие начинается, по ходу обнаруживается и определяется правда или неправда действия. И тогда, возвращаясь назад, можно сделать иной, более правильный выбор или же по ходу действия изменять направление своих поступков.

С какого возраста нужно подготавливать ребенка нравственному рассуждению и отклику на нужду? Мы знаем, что возраст с пяти до семи лет – это время строго послушания, где выбора практически быть не должно. Ребенок должен исполнять так, как родители ему говорят. В то же время в возрасте с трех до пяти лет в детях идет собирание воедино сил души, духа и тела. Это то время, когда ребенок внутренними силами обращен к нуждам окружающих и в это исполнение идет развитием всего себя. Он полон жизненности и ею, как личность, весь присутствует в собрании своих внутренних сил. В этом временном промежутке и нужно развивать в нем нравственный отклик и послушание. Но не с пяти до семи. Подобный же возраст – 10-12 лет.

Другой вопрос. Нужно ли похвалить ребенка за правильный поступок? Нет. Это очень тонкий момент. Когда правильный поступок сделан и получен внутренний опыт правильного действия, его надо поддержать и закрепить. Нужно отметить: «Смотри, как хорошо у тебя получилось». Не какой ты хороший, а как хорошо ты сделал. Отметить результат действия, но ни в коем случае не ребенка. Личность, сам ребенок не оценивается, не судится и не обсуждается. Обсуждаются только поступок и результат поступка.

Личность возрастает уже тем, что ею что-то сделано. Она продолжит делать не за пряник, не за похвалу, медаль, грамоту и даже не за зарплату. Делать и посвящать себя делу, ближнему – это онтологическая потребность личности. Оценивая ее, награждая, мы только развращаем ее. ребенок приучается делать и жить не из призвания, а ради внешнего поощрения.

Также нельзя ставить ребенка в ситуацию выбора в магазине. К сожалению, в современных семьях это нередко происходит. Ребенка приводят в магазин и предлагают ему: «Что хочешь – выбирай». Где же маленькому ребенку уметь правильно отнестись к такой ситуации? Искренне поверив, что ему разрешено выбирать все, что он хочет, он действительно выбирает самую большую куклу, самую красивую игрушку и тычет в нее пальцем: «Мама! Купи вот эту!» И только в этот момент обнаруживается, что папа и мама имели ввиду совсем другое. На эту большую куклу денег нет.

Ситуация выбора относительно магазина ставиться вообще не может. Здесь научение детей послушанию – одно из самых значимых воспитательных действий. Отправляя ребенка в магазин, мы отправляем его исполнить наше поручение. Для ребенка это значит исполнить свое послушание. Ему говорится, чего и сколько купить конкретно, но не говорится: «Выбери, что подойдет к столу». До двенадцати лет особо значимо, чтобы дети не выбирали в магазине, а лишь выполняли послушание и приобретали только то, что им поручено.

На первый взгляд может показаться, что это не столь существенно. Но давайте вспомним, как обычно ведет себя ребенок в случае, когда разрешено выбирать. Если мы отказали ему в покупке, он начинает настаивать, обижается на нас. В этот момент он внутренне тренируется определенному душевному действию. Мы упрямимся – и ребенок тренируется в упрямстве. Мы расстраиваемся по поводе его упрямства – ребенок тренируется в обиде. Нам кажется: Ну и что? Покапризничает и престанет. Сейчас престанет, но потом опять закапризничает. А уж когда станет взрослым, то из этих неоднократных капризов сформируется обычная привычка, когда, будучи уже мужем или женою, будет обижаться на супруга – на час, на целый день, а то и на неделю. И попробуйте потом вытащить его из этого состояния, которое так привычно возникнет в собственной семье уже взрослого человека благодаря тому, что мы в детстве упражняли и закрепляли его капризы и обиды. То, что переживается в детстве, проявляется потом во взрослой жизни. В детстве идет тренировка навыка. Какого навыка в данном случае? Слышим ли мы каждый раз, что происходит в душе ребенка?

Часто родители в тех или иных ситуациях становятся в тупик перед детским требованием: «Я хочу сделать то-то!». Первое, что происходит у родителей, это ответ: «Нельзя!», «Нет!» а после этого родитель объясняет, почему «нет». Удивительно, но в семьях несогласие с ребенком, также как несогласие друг с другом в супружеских отношениях, происходит гораздо чаще, нежели согласие. Дети при этом оказываются в ситуации принуждения. Они могут поспорить с родителями, могут выклянчить, выпросить, либо на своем настоять, но изначально родители создают ситуацию, при которой у ребенка никакой возможности к собственному рассуждению, личному нравственному поступку или возможности прислушаться к собственной совести нет. Возникает ситуация борьбы.

Если у ребенка желание достаточно сильное, то он вступает в борьбу с родительским отказом, и тут уже проявляется искусство ребенка: как он сумеет в этой борьбе свое получить. Такая борьба вместо послушания и тем более вместо нравственного решения или хождения по совести начинается у детей с пеленок. Каприз, истерика
2-3-летнего ребенка есть его непослушание. Передавить ребенка не всякому взрослому удается. А если удается, то за счет серьезной душевной травмы для него. Потому что передавить – не значит выйти из самолюбия или эгоизма ребенка. Чаще это означает подавить эгоизм. Тогда рождаются скрытая обида, неприятие, ненависть.

Большинство же современных детей умеет вести борьбу с родителями. Один ребенок возьмет родителя нежностью, другой – хитростью, третий – обманом, а четвертый – просто капризом, истерикой, оголтелым упрямством. Во многих семьях нынешние дети, при неискушенности родителей, легко и часто добиваются своего. Такая ситуация нравственно бесплодна. Нравственного чувства нет ни в родителях, ни в детях. При любых способах общения между ними взрастет плод безнравственности, а плод нравственного будет потерян.

В качестве альтернативы настоящее правило предлагает родителям разрешить ребенку самому найти, как поступить. Вместо однозначного «Я не согласен», родитель говорит ребенку:

– Конечно, возможно. Только, ты знаешь, есть два варианта действия или же два результата, которые могут быть в твоем «хочу». Если пойдешь «направо», будет такой результат, пойдешь «налево» – другой. Рассуди, каким образом ты хочешь двигаться.

Ребенку дается право нравственного рассуждения и чувства, потому что родитель понимает: даже если тот и выберет неправильное действие, то это будет поступок детский, а не поступок взрослого человека. Если человек не приобретет опыта делать неправильные поступки в детстве и видеть их последствия, то, став взрослым, он дорого заплатит за это неумение, потому что, сделав неправильный поступок, он попадает в очень жесткие социальные условия, при которых исправить ошибку будет уже чрезвычайно трудно…

Как же научить ребенка совершать правильные поступки? Например, мальчик просит купить велосипед.

– Нет, – говорит мама. – велосипед очень дорого стоит, столько денег у нас нет, тебе и курточку надо купить, и ботинки. А на велосипед надо накопить. Давай сначала накопим деньги, а потом купим.

Первый посыл мамы был «нет». Удар произведен, борьба началась.

В то же время возможно другое. Мама говорит:

– Ну что же, можно и купить. Давай только подумаем, как это мы сможем сделать. Первый вариант – мы можем сейчас все наши деньги, какие у нас есть, потратить на велосипед, сидеть без хлеба, а тебе придется еще три месяца ходить в рваных ботинках. Второй вариант – мы можем понемножку сейчас откладывать каждый месяц и месяца через четыре наберется сумма, которую мы потратим на велосипед.

Иногда ребенок выбирает первый вариант. Может сложиться сложная ситуация, тяжелая для матери и для семьи в целом. Но в детстве все время дано для того, чтобы обрести навык правильных поступков.

Научиться опытно отличать неправильные действия от правильных, научиться почитать взрослого и слушаться его и есть одна из задач воспитания. Те родители. Которые решаются на такой педагогический прием, поступают мудро.

Возможно, им придется посидеть месяц без хлеба, но зато с велосипедом… Ребенок прибегает домой, а хлеба нет, и не только хлеба. А мама говорит:

– Это ты так решил, мы поддержали, но это было твое решение.

Можно представить волнение ребенка и его переживание:

– А можно что-нибудь сделать с велосипедом, чтобы вернуть и восстановить деньги?

Эта сложная нравственная ситуация должна бы решаться не с велосипедом, а гораздо раньше. Велосипед – уже довольно далеко зашедшее желание ребенка. Ситуацию воспитания умения правильно поступать нужно начинать с младенчества, с безобидно малых вещей. И в этих малых безобидных вещах склонять ребенка к нравственной чуткости. Здесь могут быть два или три варианта выхода из сложившейся ситуации.

Итак, не надо решать за ребенка! Пусть он, отвечая на вопросы, сам придет к решению. Желательно дать ему варианты решения, объясняя каждый (чем он плох и чем хорош), но выбор, как поступить, пусть сделает он сам. Если он выбирает не то, что желает взрослый, следует выдержать педагогическую паузу. Ибо как поступать, пусть будет его воля, формированию которой взрослый должен помочь, относясь к ней с уважением.

СПОСОБ РАБОТЫ

Принять от другого весть о своих худых поступках как подарок, подобно тому, как для того, чтобы увидеть, грязное у нас лицо или нет, мы подходим к зеркалу. А если нет зеркала, мы спрашиваем другого: «Посмотри, у меня на лице что-нибудь есть?»

Как же увидеть худые проявления своего характера? Самому сделать это так же сложно, как без зеркала попытаться определить, где на лице находится чернильное пятно. И насколько это просто — спросить ближнего: «Что во мне худо?»

В своих действиях и эмоциональных переживаниях человек отождествляется то с действиями, то с переживаниями, а чаще с тем и другим. Поступок и себя человек воспринимает как одно и то же.

Он себя не отделяет ни от поступка, ни от переживаний, ни от мыслей своих. Слышит себя целиком в том, в другом, в третьем. Современный человек, весь поглощенный телевизионным зрелищем, совсем не умеет себя отделять от поступков. Что значит это – «себя», которое вне поступков и вне переживаний он не слышит. Кто такой он сам, сказать не может. В телевизионном зрелище или в суете будней он настолько увлекается внешним, настолько живет событиями, телевизионными или будничными, которые ввергают его как в пучину какую, что весь схваченный водоворотом событий, совсем забывает себя. Отсюда разумно отнестись к своим поступкам он не может. Поступаю, как могу, что еще хотите от меня. Отсюда и ответственность за свои поступки постепенно гаснет. У детей, подростков ее может и вообще не быть. Отчет за свои действия человек может и вообще не отдавать ни перед кем: ни перед Богом, ни перед совестью, ни перед ближними, ни даже перед самим собой. Живет по течению и ничем ты его не возьмешь. Даже и верующие могут жить ничуть не лучше неверующих. Любой из супругов может увлечься, чем ему захочется: храмом, работой, друзьями, собой, оставив почти на произвол судьбы своих близких. В доме каждый может жить сам по себе. Только супружеское ложе может на время соединять супругов да хождение по гостям. Во всем остальном они могут жить, не ведая друг о друге ни йоты.

При такой жизни поступки все более становятся независимыми от супруга. Каждый определяется или вертится в жизни сам. В то же время, если взглянуть на природу поступков, увидим, что они проистекают из отношения человека к миру и к близким ему людям. А отношение складывается из движений его духа, сил души и из индивидуального восприятия мира, в котором он живет определенным, ему характерным образом воспринимать мир – это есть особенность его сознания. Нет действия, которое бы шло вне сознания. Поэтому и говорят в народе: каково сознание, таково и действие.

Если человек совершает какой-либо поступок, значит, он для него каким-то образом оправдан, поступок имеет свой (по сознанию человека) смысл. Бессмысленные поступки свойственны разве что идиотам, но даже и у них есть свои смыслы, хотя и более примитивные, чем у нормальных людей. В пределах этой оправданности человек и видит свой поступок.

Чтобы осознать действительное значение поступка, человек должен выйти за пределы своего сознания, восстать над собою в сознание иное, например, Евангельское, церковное. Самовыход за пределы своего сознания – это и есть момент озарения, откровения, разумения себя, в одних случаях зрением рассудка, в других – совестью, когда поступки видятся уже в ином свете, под иным углом зрения. Другой путь выхода за пределы своего сознания есть общение с людьми. Каждый человек – это иное сознание. Поэтому другой и воспринимает мои поступки с иных точек зрения. Практически невозможно, чтобы восприятие человеком самого себя полностью совпадало с тем, как воспринимают его люди или хотя бы один из них.

Увидеть себя глазами других людей, значит, зачастую увидеть свой поступок с позиций другого опыта. Готовность к расширению собственного сознания проявляется, прежде всего, через готовность к встрече с другим человеком, а в себе самом – через способность к самоукорению.

К сожалению, в жизни происходит иначе. Когда другой говорит мне, что я совершаю плохие поступки, это рождает во мне возмущение, потому что таковыми я свои поступки не вижу. Зато в другой ситуации, когда я сам наблюдаю худое другого, у меня не возникает сомнений в том, что я вижу правильно. Но совершенно так же другой, объявляя мне о моей худости, не сомневается в своем восприятии. Сомневаюсь только я.

  • Так ли уж верно воспринимаю я свой поступок. А вдруг он прав?

Эта мысль — начало проведения в жизнь способа работы, когда свои худые поступки и намерения принимаются от другого как подарок.

Мы благодарны другому за то, что он указал нам грязное пятно на лице. А если эти грязные пятна несет душа? Почему здесь вместо благодарности идет возмущение?

С того момента, как человек начинает воспринимать свое худое от других, в нем происходят глубокие перемены. Работа над собой не может выйти на сколь-нибудь серьезный уровень до тех пор, пока человек полагает, что с ней он справится только своими силами. Не справится.

Утвердится в иллюзии, что справляется? Да. Закрепит свое самоутверждение и характерное для него состояние пренебрежения к другим? Да. Но движение в главном – утверждение в себе способности слышать другого и лежащую в основе этого способность к самоукорению он потеряет. Процесс пойдет вспять, если, утверждаясь в себе, он будет накапливать огромные объемы информативного знания, но расширения со-знания, т. е. поступков, согласных с этим знанием, в нем не будет. Будет происходить эгоистическое или горделивое сужение сознания. Требование к другим будет расти пропорционально накопленной информации. В такой же пропорции будет нарастать слепота к собственному поведению, самонадеяние и самоуверенность. Действительное расширение сознания, которое происходит только через самоукорение и опыт взаимообогащающего общения с другими, опыт помощи, полученной через обличение, через восприятия взгляда на нас со стороны, доверия в этом другому, такому человеку не будет знакомо. Возможно, будет опыт самосозерцания, самоуглубления, который выльется, в конечном итоге, в одно – в еще более уверенное самоутверждение. И только.

Принять свое худое от другого, принять как помощь и как подарок – это задача потруднее многих других, встречающихся на жизненном пути. Но решение ее открывает в человеке глубокие интуитивные способности души и духа, открывает ему самого себя и потому стоит тех усилий, которые придется прилагать, приступая к работе над собой.

УПРАЖНЕНИЯ
ДЛЯ САМОНАБЛЮДЕНИЯ

Упражнение 15

Прихожу в дом после некоторого отсутствия (полдня, день, два дня). Домашние чем-то в это время жили, между ними складывались какие-то отношения. Придирчиво наблюдаю. В глубине души ожидание-подозрение: не может все у них быть ладно. Медленно подступает злорадное желание увидеть, заметить, показать им неблагополучие, носом ткнуть и отругать. Смотрю на чистоту и порядок в комнате – придраться не к чему. Смотрю на свой стол. Вижу непорядок. Делаю замечание. Реакция, как мне кажется, слабая. Иду на кухню. Отыскиваю непорядок. Разражаюсь ворчливым потоком. Домашние смеясь, легко и сразу приводят все в порядок. На минуту затихаю. Червь досады не унимается. Затаившись, выжидаю. Наконец нахожу, в чем непорядок. Накидываюсь вновь. Но домашние просто объясняют причину непорядка. Чувство прокола, досадное и раздувающее внутреннюю неудовлетворенность, рождается и начинает развиваться.

Вопрос 1. Неудовлетворенность — чем?

Вопрос 2. Почему ревность ко всем сразу?

Вопрос 3. Почему нет доверия, что у них может быть и без меня все хорошо?

Вопрос 4. Какое место я отвожу себе в поддержании климата семьи? Почему признание со стороны окружающих за мной этого места для меня столь важно?

Вопрос 5. Почему я хочу непременно доказать свою значимость, свою нужность им, показать, что они без меня пропадут? Почему мне хочется это сделать так явно?

Вопрос 6. Где при этом благословение Божие на нашей семье? Где Таинство венчания? Слышу ли его покров, живу ли в нем? Как давно я перестал замечать действие этого Таинства в моем сердце? Зачем оно было в моей жизни?



Правило супружеское

Терпение, терпение, терпение

Оказывается, это одно из самых трудоемких правил, так как сил для терпения у человека нет. Немного потерпел, а дальше не удержался – сорвался, закричал, разгневался, обиделся. Как часто человек после долгого терпения все же срывается. Но, тем не менее, именно терпение позволяет обретать душевные силы и учиться их накапливать, позволяет хранить мир в семье, в обществе, в отношениях с близкими. Терпение позволяет обретать мудрость, ибо действительно терпящий супруг – это человек, который исполняется душевными силами для вдумчивого наблюдения над тем, что происходит в другом. Это позволяет обретать любовь к другому, к ближнему, искать тот момент и то действие, которые помогут человеку увидеть неправду собственного поступка, слова, либо измениться без участия супруга, любо с его подсказки, но эта подсказка будет не в искушение другого, т.е. не в озлобление, не в раздражение, это будет подсказка от любви, а значит, та, которая будет принята.

Нетерпеливые супруги легко высекают искры друг из друга, а терпение хранит мир, в котором рождаются мудрость и участие, умножается любовь. Терпение верующего человека – это терпение упования. Человек не один в мире. С ним и раньше него в мире Господь. Всесильным Промыслом Своим Господь участвует во всех обстоятельствах нашей жизни. Силен Господь переменить настроение и характер ближнего, но не меняет. Значит, премудро исполняет Свои сроки. Не готов еще ближний, или неправ сам человек, или не научился нужным образом обращаться с ближним. Надо учиться. Терпя ближнего, учиться правильному обращению с ним.



Правило общее

Обрети молчание

Когда хочется наговорить другому неприятностей – войди в режим молчания.

Как можно молчать, когда так хочется наговорить неприятностей? Молчать не только внешне, но и внутренне. Что это значит? Это значит быть свободным от этого «хочется наговорить». Как же тогда быть? Значит ли это, что молчание подобно тишине пустыни, тишине пустой комнаты. Нет.

Молчание – непрекращающаяся беседа с Богом. Либо с совестью. Надо задать себе вопрос: правдиво ли будет наговорить другому то, что хочется наговорить. Ответ нужно взвесить на весах совести. Даже если будет от совести – нужно то и то сказать, это будет сказано все же не от раздражения или обиды, возмущения или ярости, а от совести.

Совесть руководит человеком, животворит душу. Это воспоминание ее движений, ее заветов. Еще полнее животворится душа, когда она пребывает в беседе с Богом. Человек сохраняет себя в тишине. Только в тишине можно вознести к Нему свою молитву, только в тишине от страстей и греха можно пребывать с Ним в соприсутствии, только в тишине можно вполне чувствовать себя пред Богом. Молчание – это непрестанная просьба к Богу о прощении. Это абсолютная надежда на Его помощь.

СПОСОБ РАБОТЫ

Прежде, чем что-либо делать, обо всем спросить совет у другого. Своеволие, пожалуй, центральное свойство самоутверждения, но если самоутверждение в семье искореняется, значит, не должно быть места в ней и своеволию. Тем более, что оно является причиной малых и больших конфликтов.

  • Я хочу переставить цветы? Можно?

  • Не надо.

В другом случае цветы были переставлены молча. Когда она пришла, разразился скандал, потому что она никак не ожидала увидеть любимые цветы на новом месте. Конечно, можно было сдержаться от бурной реакции, попытаться понять, почему цветы переставлены, спросить или, в конечном счете, спокойно вернуть их на прежнее место. Но этого не произошло. И теперь на фоне раздражения и гнева совершенно безсмысленно объяснять и требовать от нее разумного поведения.

Если предполагается такая реакция, зачем же вызывать её? И мы вновь приходим к бережности. Это она – бережность к другому – требует во всех делах совета друг с другом. Она, упреждая, не допускает ситуаций срыва, она диктует семь раз спросить, прежде, чем один раз сделать.

Не попадет ли тот, кто будет следовать данному способу работы над собой, в зависимость от другого? Не попадет. Потому что каждый способ при действительном следовании ему создает ситуации, в которых человек идет к разумным поступкам и обретению мудрости. И любые потери на этом пути окупаются сторицею, с избытком.

Не потерь нужно бояться, а отчуждения. Один из способов борьбы с последним – спросить совета у другого. Через это приходит смиренномудрие.

УПРАЖНЕНИЯ
ДЛЯ САМОНАБЛЮДЕНИЯ

Упражнение 16

Читаю свои записи (страницы дневника, наброски, рассказ, стихи).

Вопрос 1. Откуда струится тихая радость? Самолюбование?

Вопрос 2. Если мне хочется быть в этом состоянии долго, хочется, чтобы не кончались мои записи, то почему?



правило родительское

Нельзя наказанием бороться

с самим ребенком, пусть наказание приводит в порядок его душу

Если наказывать ребенка за неприятное нам свойство или проявление характера, они в нем не изживутся. При этом у ребенка может появиться страх. Чтобы исправить свойства или черты характера, нужно либо правильно задать им направление (обращение на других, не на себя и не для себя), либо потерпеть их (при этом ребенок со временем сам станет изживать их). Ориентиром на правильное действие будет для него порядок, уклад дома, в котором он живет. Он должен видеть, что нарушение этого порядка всегда строго наказуемо. При этом одинаково наказуемы и дети, и взрослые, независимо от чина и возраста. При этом порядок в доме хранят и дети, и взрослые, а не только дети.

В отношениях между родителями и детьми наказание часто присутствует как внутренняя борьба родителя с неугодным, непослушным ребенком. Родитель сопротивляется непослушанию и подавляет ребенка. Его наказание – это подавление, унижение ребенка и превращение его в раба, в слепого исполнителя родительской воли. Такое действие всегда рождается внутренним раздражением родителя, чувством досады. Кстати, оно рождается из чувства неприязни к ребенку, отвращения к нему за те неправильные действия, которые он совершает. В итоге наказание превращается в истязание с жестокостью и унижением своего чада. Если наказание словесное, то это будет обязательно унизительное, уничижительное слово, если наказание физическое, то это обычно истязающее, достаточно жесткое действие.

К сожалению, немало родителей прибегают к наказанию, как к крайнему выражению своего неудовольствия, Своего раздражения, доведенного до гнева, аффекта, ярости, когда, сорвавшись, отец или мать хватает ремень или прут и начинает бить до тех пор, пока есть силы или пока не получат удовлетворения в своей ярости, раздражении и гневе. В этом случае наказание становится не поддержанием порядка, а борьбой с ребенком. А в борьбе все средства вольно или невольно начинают быть хороши, человек перестает себя контролировать, для него становится центральной задачей подавить противника. Такие аффективные наказания не приносят никакой пользы, их обычное следствие – унижение и слом ребенка.

Дети боятся таких действий со стороны родителей. В затравленной детской душе зарождается обман, дитя начинает заискивать перед своими родителями, любезничает, лицемерить или просто врать. Но со временем, обретая физическую силу, начинает давать отпор.

Наказание ребенка должно быть наказанием за поступок, чтобы при этом из ребенка выскочило желание подобных поступков.

Чтобы впредь не хотелось так делать, так поступать. Для этого достаточно одного-трех сильных до обжигания ударов ремня, розги. Желание и выскочит. Неправы родители, когда наказывают жалея, слегка или, того хуже, играючи. Ребенок сам не в силах отказаться от худого желания и наказание родителя тоже не помогло. Желание осталось и ребенок будет либо выжидать удобного момента или настаивать на своем. Поначалу робко, а потом всё настойчивее. Когда же опять не разрешат, настаивание на своем желании разразится в плачь, каприз. В итоге при мягких наказаниях ребенок научится или приноровится сразу впадать в крик, истерику как самый короткий и надежный способ добиваться своего.

Наказанный так, что желание худого из него выскочило, во-первых, не скоро вновь придет к нему; во-вторых, если оно появляется вновь, ребенок, памятуя о наказании, сам откажется от него, либо пойдет за худым желанием, но с опаской, заранее согласный быть наказанным. И уже после второго наказания большинство детей худого больше не повторяют. Так что применять наказание обжигающее приходится всего несколько раз в год, а то и за всю жизнь ребенка. Наоборот, когда наказание слабое, слегка, оно не дает желаемого внутреннего результата и к нему родителям придется прибегать многократно. При этом временами будут происходить ужасные срывы, когда кончится терпение, когда будет казаться, что ребенок издевается, или специально плохо поступает, когда будет развиваться чувство, что ребенок по характеру неисправим, а характер хуже некуда.

Есть еще одна тонкость, которую надо иметь ввиду. Нередко родители наказание применяют не за неисполнительность, а за худое исполнение. Чтобы было всё справедливо, нужно неумение не наказывать, а научить; незнание пополнить, рассказать недостающее; непонимание довести до понимания.

Подведем теперь итог разъяснению правила. Итак, наказывается, изгоняется неправильное действие. А правильное, наоборот, удерживается, подкрепляется одобрением. Одновременно с этим наказание является восстановлением внутреннего порядка. Это значит верный внутренний выбор истинного или ложного, правды или неправды. В этом случае ребенку важно помочь превозмочь неправильные движения своего характера, которые рождаются от страстей, от прихотей, самочиния, своеволия. Все это и подвергается наказанию.

Через наказания движение совести в ребенке обретает верх, становится жизнью. Пережив наказание как боль – три жгучих, сильных удара ремнем так, что всякое греховное желание выскочит враз и ребенок высвободится в движении совести, которая до этого была подавлена самохотением, или пережив их негативную реакцию на свое неправильное движение, ребенок, нравственно высвобождаясь, переживает чувство вины, угрызения совести. В то же время, исполнив сказанное родителями правильно, он получает поддержку, сохраняется общение, и жизнь для него приходит во внутренний порядок.

УПРАЖНЕНИЯ
ДЛЯ САМОНАБЛЮДЕНИЯ

Упражнение 18

Другой делает что-то, что мне не нравится. Вижу в нем невежду, или глупого человека, или бестолочь, или лентяя, или слабовольного, или неряху, или… Не просто вижу, а всем собою переживаю ощущение, которое разворачивается во мне: раздражением, досадой, смешанной с иронией, или презирающим отношением, или неприязнью, или отвращением, или омерзением – в одних случаях тонким, едва заметным, в других – явственным и сильным, рождающем глубокое отторжение другого от себя. Одновременно с этим – чувство досады и озлобление на себя или на свою судьбу: «С этим человеком мне еще жить?! И каждый день видеть это?! Чувствовать к нему то, что чувствую, и оставаться рядом с ним?!» И немедленная жалость к себе, пронизывающая, до боли сжимающая душу.

Вопрос 1. Есть очень сильная внутренняя акцентированность на негативном, отрицательном в другом, настороженная готовность немедленно зацепить, уловить всякое отрицательное проявление. Сознаю ли я эту свою настроенность на худое другого?

Вопрос 2. Почему такое движение становится центральным движением моего отношения к другому?

Вопрос 3. Почему в глубине души – под раздражением, под досадой, под неприязнью – возникает чувство особой сладостности каждый раз, когда я улавливаю другого в его несовершенстве? Это торжествование, смешанное с неприязнью, а иногда и с болью за него и жалостью к нему – что это?

Вопрос 4. Почему же нет устремленности ко всему светлому в другом?

Вопрос 5. Любя другого, прощаю ли я ему его худое? Разве не в этом прощении заключается одно из свойств любви?

Вопрос 6. Почему же не ищу я этого свойства в себе? Почему отдаюсь противоположному?

Вопрос 7. Указать другому его плохое – разве в этом заключается помощь? Разве помощь не в том, чтобы принять другого таким, каков он есть и помочь ему своей любовью? Возможно ли эту работу сделать без любви?

Вопрос 8. Разве возможно помочь, не простив?

Вопрос 9. Если не прощаю, почему у меня нет об этом скорби к Богу? Почему не печалюсь Богу за себя такого (ую)? Почему нет покаяния?



Правило супружеское

При возмущении супруга - смирись

Супруг возмущается, а ты приди к смирению. Пред Богом смирись, пред совестью, пред родителями, которым обещалась хранить семью до смерти, пред Отечеством, для которого растишь детей, ради детей, ради сохранения семьи, ради мира, ради единодушия, ради единогласия. Смирись с тем, что он возмущается, с тем, что он говорит о твоей неправде. Смирись даже в том случае, если заведомо говорится неправда, а твои действия были, как тебе кажется, правильными. Смирись мира ради. Смирись для того, чтобы супруг не закреплялся в худом настроении – в возмущении, досаде, обиде, чтобы неправедное его не умножалось. Смирись, она остановится, подожди, пока возмущение угаснет. Когда же хочется на возмущение ответить, вспомни правило: «Согласись, полюби, возрази».

В плохом настроении или

при плохом отношении к другому откройся сразу и попроси прощения

не затаивай, не храни в себе негативные чувства. Отодвинешь признание – накопится взрыв. Он или повергнет тебя в обиду, в плач и жалость к себе, досаду, равнодушие, охлаждение к другому, в малодушное бессилие, или вывернет в чувство претензии, действий назло, в садизм, в приступы отчаяния, ярости. Гнева, злобы, раздражения, выводящие человека из себя.

Ничто затаенное не останется в тайне. Лучше сразу признанием вскрывать недовольство.

Запрети в душе досаду, а на языке – ворчанье и оговаривание

Что же такое оговаривание и ворчание? Всем нам знакомы эти словечки: «Вечно ты…», «Все не так, как у людей…», «Когда это кончится?», «У тебя всегда так…», «Начало-о-ось…». Что означают эти наши ворчливые фразы? В них – каким мы его (ее) видим. Это первое. Второе – мы его (ее) не любим или любим после дела. Дело нам дороже. Третье – он (она) нам не угодил (а). значит уверены, что он нам только для того и нужен, чтобы угождать. В итоге ему (ей) придется иметь дело с нашей реакцией. Именно таким образом мы выливаем свою досаду на человека, обозначаем и объявляем ему то, что такой он нам не нужен. У нас идет противление, которое мы не можем открыто и явно обнаружить, и потому мы ворчим, обнаруживая хотя бы косвенно наше недовольство.

А если мы хотим это в себе скрыть? Тогда в уме прокручиваются различные картинки – как бы до него всё свое донести. Но, увы, внешне осуществить это не получается, потому я делаю это внутри. А если в душе досада, то на языке оговаривание и ворчанье.

Как можно запретить в душе досаду? Смириться. Смирение есть единственно правильное движение души. И тогда вместо досады будет в душе мир, а в мире душа е будет искать ворчливых фраз, ибо по природе своей она ищет добрых отношений с ближними. Тем более в призвании жизненном супруга любит супруга и наоборот.

Когда же нам приходится обличить другого, важно обличать не самого человека, а грех, сказать ему о том, что происходит в нем неправильно, обличить зло для него самого. А не его перед другими.

Но так умеет делать смиренное сердце. Поэтому приди в смирение: и в душе не досадуй, и на языке не оговаривай и не ворчи.

открывает ему самого себя и потому стоит тех усилий, которые придется прилагать, приступая к работе над собой.



Правило общее

Будь прост

Говоря о себе, не обобщай на всех. Хорошо, когда просто говоришь, что чувствуешь сам, сейчас и здесь: «Я чувствую это. Я хочу того». Не говори: «Не могу», скажи правду: «Не хочу». Не говори: «У меня это выпало из рук», скажи: «Я выронил». А вместо: «У меня из-под носа ушел поезд», скажи: «Я опоздал на поезд». Не говори: «У меня не было времени», но признайся, что были дела поважнее.

Будь прост и искренен в том, что переживаешь. Из подтекста самооправдания рождается многословие, а из подтекста самолюбования рождается красивость оборотов.

Если человек хочет каким-то образом выделиться среди других или очень беспокоится и тревожится за самого себя, или боится предстать перед другими в невыгодном свете, то он старается компенсировать себя в многословии. Иногда такое многословие становится вычурно длинным.

А быть простым – значит быть искренним, ибо искреннее всегда просто. В искренности не будешь искать превозношения себя перед другими, а принимаешь себя таким, каков ты есть, и таковым, каким именно предстоишь перед людьми. Искренний человек не печется о том, как бы выглядеть получше, не кичится, не превозносится.

Иное дело, когда человек печется о том, чтобы быть совершенным, быть в нравственной красоте и эту красоту ищет. Когда это попечение искреннее, человек в нем будет прост.

УПРАЖНЕНИЯ
ДЛЯ САМОНАБЛЮДЕНИЯ

Упражнение 19

Жена (муж) говорит мне, в чем я не прав. Во мне возникает раздраженное желание немедленно остановить другого, обвинить в ответ, озадачить и заставить прикусить язык. С этим смешивается обида на свою судьбу, что свела с такой (с таким) и острое желание перестроить другого, повернуть на себя, изменить.

Вопрос 1. Перестроить, изменить, по чьему образу и подобию – по своему?

Вопрос 2. Если не по своему, а с желанием помочь ему, значит, я слышу его?

Вопрос 3. А если слышу, откуда же во мне раздражение, обида?

Вопрос 4. Что же такое тогда мое раздражение и обида? Что это?



Правило родительское

Оценивай результат действий,

но не ребенка

Обсуждай достоинства и недостатки того, что ребенок сделал, но не достоинства и недостатки его самого. Оценку себя, сознание себя оставь самому ребенку.

Часто мы, видя в ребенке неправильные поступки и действия, отторгаем и его самого. Делаем мы это очень просто: говорим ему, что он глуп, ленив, некрасив. В этом случае всегда оценивается сам ребенок, его человеческие качества, причем нередко так: «негодный», «нехороший», «немощный», «неумеха», «неряха» и т.д. Поэтому дети, непосредственно и прямо воспринимающие подобные слова родителей, начинают чувствовать себя таковыми.

Когда же совсем маленькие дети, до семи лет, слышат в свой адрес со стороны родителей один обидные прозвища и клеймящие слова, они начинают воспринимать их как реальное обозначение себя. Как много они слышат и как много узнают про себя благодаря раздражительной реакции родителей, так запросто обвиняющих и клеймящих маленького беззащитного человека!

Дети по своей природе всепрощающей любви прощают своих родиетелй и не принимают, казалось бы, этого в сердце. Но. Мы знаем, что, к сожалению, на подсознательном уровне каждое слово родителей ребенок ловит и запечатлевает. Либо он приемлет эти слова, отождествляясь с ними, либо навстречу обзывательствам в нем пробуждается самолюбие. Оно либо уязвляется, либо ожесточается.

Не менее важен в этом смысле переходный возраст. В этот период подросток все запечатлевает, все впитывает в себя, он очень чувствителен к каждому слову и очень чутко переживает то, что услышал.

Если запечатлел, что он «болван», то либо болваном себя и воспринимает, либо сопротивляется этому, западая в обиду или агрессию. Он сам может этого и не осознавать, но по его действиям мы будем чувствовать, что он постоянно смущается, стесняется, обижается или ожесточается, как минимум – закрывается. Все это проявляется не в искренней чуткости или понимании взрослых, как более достойных или более знающих, а во внутреннем зажиме, в невозможности самостоятельного проявления, в страхе и ощущении себя несостоятельным. Если он не согласен с обзывательством «болван», он либо обидится, либо ожесточится. Редко кто из детей сможет кротостью оправдать взрослого или попросить прощения и поправиться.

Правило супружеское

Признайся в состоянии, из-за которого ты не можешь удовлетворить просьбу супруга, и попроси у него прощения

Просьбу о прощении часто бывает трудно исполнить. Между супругами нередко бывает так, что кто-либо из них вообще не знает, что это такое – попросить прощения. Особенно это выражено у мужчин. Мужчине, особенно современному, очень трудно сказать своей супруге: «Прости меня».

«Прости меня» о – эта фраза в супружеских устах часто звучит фальшиво, иногда как ирония, насмешка над другим. Иногда этим словом одна сторона пытается ублажить другую и добиться своего.

Другое дело, когда супруг говорит: «Прости», совершенно искренне и просто, когда есть искренне желание примириться. Но чтобы другая половина действительно простила и примирилась, необходимо предварительно признаться в своей неправде.

Если этого не происходит, рождается ссора. Одна половина ищет в другой неправду, а она вместо этого признания вдруг говорит: «Прости меня». но примирения при этом не происходит. Супруг подозревает, что за этим «прости» вовсе не последует изменения действий, потому что не было признания своей неправды. Получается, что, прося прощения, другая половина как бы испрашивает разрешение на дальнейшее исполнение неправды. Получается, что прося прощения, другая половина как бы испрашивает разрешение на дальнейшее исполнение неправды. В результате «Прости» может рождать взрыв негодования или же обиду.

Поэтому нужно конкретно просить прощения за конкретный проступок. Не просьба пусть опережает прощение, а признание. И только последним движением души пусть будет просьба. Признанием умягчив душу другого, нужно просить прощения. Видя такое движение навстречу, супруг действительно прощает, и в семье наступает мир.

И еще: пусть конечным движением души будет просьба: «Прости меня, Господи!» – т.е., если ты примирился с ближним – примирись с Богом.

УПРАЖНЕНИЯ
ДЛЯ САМОНАБЛЮДЕНИЯ

Упражнение 20

Другой спрашивает меня обо мне. Речь идет о моих негативных качествах или поступках. Я отвечаю быстро, легко. И чувствую себя при этом прекрасно.

Вопрос 1. В ответе о своих плохих качествах или поступках я быстро перехожу на рассказ о положительном во мне. Сознаю ли это?

Вопрос 2. Почему перескакиваю?

Вопрос 3. Мое прекрасное самочувствие во время рассказа – чем оно вызвано?

Вопрос 4. Вопрос задан о плохом во мне.





Правило общее

Исполни нужду другого –

помоги в нужде

Есть свойство гордости – увлекаться собственным становлением, возрастать в самомнении. Тогда во имя этого становления, во имя движения к идеалу, к свету, к чистоте используется как средство для достижения цели всё, что помогает этому движению. Во имя собственного «я», своей идеальности, просветленности, чистоты даже помощь другим становится методом. На внешнем плане – это действительно помощь другим. На внутреннем – это способ реализации себя, и самоутверждение.

При этом он будет постоянно отслеживать свое состояние – становится ли лучше или нет. Если не становится – будет полагать, что способ работы исполняется неискренне, неполно, недостаточно. В результате он будет усиливать искренность, полноту, достаточность. Но все это – не выходя из комфорта, из тонкого довольства собой, из хорошего самочувствия от удовлетворенности, что все идет как надо, по всем требуемым правилам, по предложенному и принятому методу, т.е. от тонкой лести себе. При этом нет выхода к реальному, конкретному другому, к его нужде, его неудовлетворенности, к просьбе о незначительной помощи. Нет живого движения что-то купить для него, в чем-то помочь, что-то очень нужное ему подарить: те же продукты, ту же одежду, книгу, подарить вне зависимости от праздника, лишь помогая в нужде.

И как часто гордость под «ближними» будет подразумевать кого угодно, но не близких, членов семьи, родных, друзей, учителей, наставников, благодетелей. Гордость будет помогать всем дальним и бежать от помощи ближним. Ею человек хорошо откликается на дальнюю нужду, прикрываясь помощью «всем», возвышая нужду всех над нуждой близких, он не будет воспринимать нужду близких как нужду, и наоборот – малейшую просьбу любого другого будет принимать, как острую нужду, а себя – как единственного, кто может ему помочь. При этом острое восприятие нужды другого является как бы особым условием собственного становления.

И все же –

помоги в нужде

Непосредственно, прямо и просто. Не ожидая воздаяния ни в виде ответной помощи другого, ни в виде средств, предметов, ни в обретении какого-то совершенства для себя. Лишь исполняя долг совести. Помоги, потому что другой нуждается, выйди из забот о себе, всмотрись в заботы другого, чтобы увидеть, услышать, почувствовать его нужду. Чтобы помочь не ради исполнения помощи, а ради того, чтобы удовлетворить его нужду. Через свой неуют дай уют другому. Не считаясь с собой, исполни нужду другого. Забудь о жизни для себя, освободи время, чтобы просто быть с другим, чтобы помочь другому.

УПРАЖНЕНИЯ
ДЛЯ САМОНАБЛЮДЕНИЯ

Упражнение 22

Хочется расплакаться, но комкаю и сдерживаю свои эмоции. Потому что стыдно плакать, гордость не позволяет.

Вопрос 1. Ощущение – «я не должна плакать, не имею права плакать» – где концентрируется оно (голова, грудь, руки, ноги, живот)?

Вопрос 2. А желание расплакаться – где оно концентрируется?

Вопрос 3. Место локализации первого и второго одно и то же или это разные места?

Вопрос 4. Не является ли местом локализации первого рассудок, местом локализации второго – сердце?

Вопрос 5. Что ближе к сокровенному «я» – рассудок или сердце?

Вопрос 6. Почему же я даю волю рассудку, но закрепощаю сердце?

Виды добрых дел1

  1. Любить ближнего, как самого себя.

  2. Далее – не убивать.

  3. Не прелюбодействовать.

  4. Не красть.

  5. Не похотствовать.

  6. Не лжесвидетельствовать.

  7. Почитать всех людей.

  8. Чего себе не желаешь, не делать того и другому.

  9. Отвергаться себя самого, чтобы следовать совести и Христу.

  10. Тело свое умерщвлять и порабощать.

  11. Не искать утех.

  12. Любить пост.

  13. Кормить бедных.

  14. Одевать нагих.

  15. Посещать больных.

  16. Погребать мертвых.

  17. Помогать в беде.

  18. Утешать в скорби.

  19. Быть чужду делам века.

Виды добрых дел

  1. Не гневаться.

  2. Не злопамятствовать.

  3. Не держать в сердце коварства.

  4. Не предлагать мир, держа злое в сердце.

  5. Не оставлять любви.

  6. Не клясться, чтобы не нарушить клятвы.

  7. Изрекать истину и сердцем, и устами.

  8. Не воздавать злом за зло.

  9. Не причинять обид, а причиненную переносить терпеливо.

  10. Любить врагов.

  11. Злословящих – не злословить, но благословлять.

  12. Переносить гонение за правду.

  13. Не быть гордым.

  14. Ни винопийцей.

  15. Ни многоядущим.

  16. Ни сонливым.

  17. Ни ленивым.

  18. Ни ропотливым.

  19. Ни клеветником.

  20. Упование свое на Бога возлагать.

Виды добрых дел2

  1. Увидев какое в себе добро, Богу то приписывать, а не себе.

  2. Злое же почитать своим делом и себе то вменять.

  3. Бояться дня судного.

  4. Страшиться геенны.

  5. Вечной жизни желать всем духовным желанием.

  6. Смерть каждодневно иметь перед очами своими.

  7. Дела жизни своей всякий час блюсти.

  8. Знать наверное, что во всяком месте видит тебя Бог.

  9. Злые помышления, на сердце приходящие, тотчас разбивать о Христа, как о камень.

  10. И открывать духовному старцу.

  11. Уста свои блюсти от злоречия.

  12. Не любить многословия.

  13. Слов пустых или смех возбуждающих не говорить.

  14. Не любить разражаться смехом.

  15. Охотно слушать святые чтения.

  16. Часто прилежать молитве.

  17. Грехи свои прошедшие со слезами и стенанием каждодневно исповедовать Богу в молитве, всячески стараясь исправиться в них.

  18. Похотей плотских не совершать и волю свою ненавидеть.

  19. Заповедям аввы во всем повиноваться, хотя бы сам он (чего да не будет) поступал иначе, помня слово Господа: что говорят, то соблюдайте, а что делают, того не делайте.

  20. Не желать, чтоб называли святым, прежде чем будешь таким, а лучше быть таким, чтоб истинно называли таким.

Виды добрых дел3

  1. Заповеди Божии каждодневно делом исполнять.

  2. Любить целомудрие.

  3. Не иметь ни к кому ненависти.

  4. Не иметь зависти, не питать ненависти.

  5. Не любить состязаний.

  6. Бегать возношения.

  7. Читать старцев.

  8. Любить младших.

  9. Молиться за врагов по любви Христовой.

  10. Прежде захода солнца мириться с тем, с кем придется размолвиться.

  11. Никогда не отчаиваться в милосердии Божием.

Как работать над правилами?

Полезно всякий раз регулярно испытывать себя и свою жизнь в каждом пункте изложенного правила:

  1. Что я разумею под написанными в правиле словами?

  2. В какой мере я следую сказанному в моей жизни, в последний месяц, неделю, день.

  3. Почему сегодня я не живу по написанному правилу или живу неполно.

  4. Что мне дальше делать?

Хорошо это делать письменно, в виде ежедневного

дневника.



Правило родительское

Держи слово: не обещай напрасно, обещанное исполни

Правило это относится к неправде отношений с нашими детьми. Как часто мать в сердцах или отец в некотором раздражении бросает предупреждение о своем действии. Например: «Я тебе устрою…» (звучит конкретная угроза действия). Но ребенок по каким-то причинам вновь повторяет то, что вызвало раздражение родителя.

В большинстве случаев родители не имеют решимости исполнить то, что обещают: в сердцах или раздражении они бросают суровые предупреждения, которые вообще невозможно выполнить. Например, мать говорит: «Я вгоню тебя из дому!», отец: «Я отправлю тебя в колонию!» Ни то, ни другое обещание ни мать, ни отец выполнять, конечно, не собираются. Но всё сказанное требует своего исполнения, даже если оно сказано в сердцах, ибо зачем оно тогда было сказано?

Ребенок, буквально восприняв родительские слова, попадая первый раз в провинность, переживает не только трепетный страх, но и надежду на неисполнение обещанного. В ребенке уживаются два чувства. Одно – это надежда на милость родительскую, другое – это дерзновенное сопротивление родителям: не исполните! Раздвоенное состояние детской души одинаково не полезно ни первому движению – надежде, ни второму – дерзости. И поэтому не нужно: не полезно, нехорошо – экспериментировать, срываясь на ребенке, обещать то, что заранее не может быть выполнено.

В других случаях мы ставим ребенку условие и обещаем при выполнении его какое-то вознаграждение. И вот ребенок наши условия выполнил, а награды нет. И тогда наступает еще одна большая неправда в отношениях, при которых теряется авторитет родителя, теряется внутреннее почитание его по любви. Ведь ребенок может исполнить родительскую просьбу-волю или по любви, или по обещанному вознаграждению. Причем дети довольно часто, даже в случаях вознаграждения, исполняют наши условия больше по любви, хотя и награда имеет некоторое значение. И там, где по любви ребенку недостает сил, там вознаграждение помогает в этом укрепиться. Но когда взрослые не исполняют обещанного, это ударяет по любви ребенка. В этом случае движение любви к родителям, которое держало и хранило детскую обращенность в исполнении задания, прерывается, и вместо него остается одна заинтересованность – вознаграждение. Так рвутся очень тонкие и очень хрупкие нити отношений с сыном или дочерью.

Держать слово – значит исполнить сказанное. Здесь речь идет о простоте исполнения того, что обещано, ибо ребенок прост в общении со взрослыми и по своей детской простоте слово обещанного воспринимается им так, как оно было произнесено. Нередко родители, не желая исполнить свое обещание либо намереваясь каким-то образом уменьшить обещанное вознаграждение, начинают как-то выкручиваться из ситуации, пытаются исполнить свое слово каким-то иным образом, подменяя одно вознаграждение другим, исполнение одного обещания – исполнением другого. Но для ребенка держать слово – это значит исполнить именно то, что было обещано, а вовсе не подмененное, не искаженное. В этой неискажаемости, простоте исполнения того, что было сказано, и заключатся для ребенка понимание того, что называется «держать слово».

Невыполнение сказанных слов родителями приобретает особое значение в сохранении в детях почитания и способности их воспринимать родительское слово, как наставление и завет. Ребенку свойственно по сыновству (жизненное призвание) одни слова родителей воспринимать как наставление, другие – как завет. В том и другом восприятии родительское слово имеет силу, так что ребенок не только не переступит его, но, следуя тому или другому, сможет не исполнить худое греховное свое желание, сможет отказать сверстникам, когда они предложат какое-то преслушание.

Встречаясь с родительским невыполнением обещанного, ребенок теряет сыновство в его важнейшем свойстве – способности воспринимать заветы родителей. Тогда начинает слабеть и другое свойство – преемственность лучшего в родителях. Вместо этого появится беспечность к родительским словам и необязательность в собственных обещаниях. Что может быть хуже?



Правило супружеское

Носите бремена друг друга

Часто спрашивают: что же подразумевается под бременами? Бременем является то несовершенство человека, от которого он сейчас избавиться не может , то внутреннее лукавство, ложь, которые живут в нем, как себялюбивое желание, плохая привычка, навык, прихоть, которые он не может сейчас отнять от себя, потому что у него нет на это душевных, а тем паче духовных сил. Поэтому очень желая что-либо исправить, человек будет искать нашей поддержки в этом, нашей веры в него. Придет время, придет срок, он отойдет от лжи. А нем найдутся душевные силы для внутреннего отказа от неправедного действия, которых на сегодня пока нет. Поэтому «носите бремена» о – значит потерпите друг друга. Лучше – терпением и упованием на Бога. Не только ты ищешь исправления, но и Господь ищет и знает Свои сроки. Обретаясь в терпении, помогай исправлению.

В то же время исполни желание другого. Но прежде услышь это его желание. В исполнении сохрани нравственную чистоту, в чистоте сохрани любовь. Не скрывай от него и своих желаний души, того, что твоя душа от него ожидает.

Согласитесь друг с другом. При этом сохраните рассудительность, в рассудительности – воздержание, в воздержании – терпение.

Любите друг друга.

УПРАЖНЕНИЯ
ДЛЯ САМОНАБЛЮДЕНИЯ

Упражнение 24

Вернулся домой после работы. Поужинал. Включил телевизор. Посмотрел передачу. Занялся своим делом. О чем-то спросила жена. Ответил. Что-то рассказал сын. Выслушал, дал ему совет и снова вернулся к делу.

Вопрос 1. Блаженствую в себе. Уравновешен в собственном мире. Отдан своему порядку дел. Сознаю ли свою отстраненность от моих ближних?

Вопрос 2. В заведенном порядке ничего не хочу менять, как бы окружающих это ни раздражало. Пусть будет, что будет. Это движение ощущений, мыслей, настроения – откуда оно?

Вопрос 3. Мысль о близких рождает чувство стеснения, словно заковывают в панцирь, затягивают в сетке обязанностей, лишают свободы. Неуютно в душе. Хочется убежать от них. Свободы в чем они лишают меня? В следовании самому себе?

Вопрос 4. В этом следовании себе какое место занимают другие? Движение идет к ним или мимо них?

Вопрос 5. Каюсь ли я во всем этом?

Вопрос 6. Если каюсь, есть ли плоды покаяния? А ближние чувствуют их? Как это видно?

Правила общие

Если идешь за советом,

исполни, что советуют

Уходи от людей, которые в рассказе о себе просят совет не для того, чтобы его исполнить. Бойся в себе ходить с жалобами на свою судьбу или людей, с которыми живешь, при этом обращаясь, якобы, за советом.

Никому никогда не жалуйся

Избегай разговоров, где идут взаимные жалобы и утешения души за счет того, на кого жалуются. Рассказывая о негативах другого, задумайся, зачем рассказываешь.

Есть лишь два случая, когда о негативах другого можно говорить: когда ищешь и просишь совета, чтобы его исполнить, или когда знаешь, что конкретно нужно сделать, чтобы помочь, и это конкретное просишь кого-то сделать. Всякий иной разговор о негативах другого есть злостное празднословие, ибо пожинаются две утехи: первая – праздно занято время, вторая – я оправдан, потому что другой плохой, и об этом теперь знают все.



Правило родительское

Не говори, как не надо делать,

скажи сразу, как надо

Если часто говорить ребенку, что он плохой, он не будет знать, что значит быть добрым и, сам того не замечая, будет становиться злым или лукавым.

Если ребенок взялся что-то сделать, значит, в нем есть желание делать. Поддержи в нем это желание и затем подскажи или покажи, как сделать лучше. В то, как будет он делать, пока не обратится за помощью, не вмешивайся. Если же не знаешь сам, сознайся в этом и предложи поискать решение вместе.

Пусть сеятель сеет зерна, а не плевелы.

Что означают эти слова? Когда взрослые говорят ребенку, как он плох или как он плохо что-либо делает, в его внутренней кладовой образов возникает образ не правильного действия, а совсем наоборот. Ребенок остается в неведении – что же такое «правильное»? Ведь родители не говорят, что это значит.

Сеять зерна – это значит сеять правильное действие. А сеять плевел – постоянно говорить о том, что плохо, указывать ребенку на то, что он плохой.

Не говори:

– Ты не умеешь держать молоток. Надо вот так.

Скажи:

– Возьми молоток вот так. Трудно? Ия не сразу привык. Попробуй и научишься.

Откуда у ребенка, никогда не державшего молотка в руке, взяться умению? Когда же мы добавляем: «не умеешь», это еще раз уличает ребенка в его неумении, но не направляет его на правду. Как же сказать? «Модно попробовать вот так». То есть мы сразу предлагаем правильный вариант действия, а затем поддерживаем и одновременно утешаем его тем, что и мы сами когда-то так учились. «И я не сразу привык. Попробуй и научишься». Последними фразами мы укрепляем в нем действия учения, т.е. не оставляем его в переживании себя немощного, неумелого, незнающего, а направляем сразу в деятельное изменение себя, в обретение нового умения, нового навыка.

Не надо говорить:

– разве от тебя можно было ожидать чего-то лучшего?

Следует сказать:

– Ты старался, а у тебя не получилось. Знаешь, почему?

Здесь также очень важно правильное педагогическое устроение души взрослого. Этими словами прежде всего закрепляется мысль, что ребенок старался, но у него не получилось. Но ребенок не оставляется в этом созерцании неудачи, сразу же начинается дополнительная работа по исправлению: «Знаешь, почему?»

Ответное действие ребенка взрослому – это не созерцание плохого через это внутреннее переживание себя в плохом, а размышление: «Почему так плохо получилось?» Ребенок, чтобы продолжить отношения со взрослым, должен подумать и ответить, почему так получилось. При этом в нем происходит активная, созидающая, преображающая работа души.

Еще один негативный пример:

– Ты привык на все слова огрызаться.

Мы слышим в этих словах внутреннее раздражение, упрек, укор взрослого своему ребенку.

Лучше сказать:

– Ты не согласен со мной? Почему?

Или:

– Ты не согласен со мной? Поступай как тебе кажется правильным, но свой результат сравни с тем, что предложил я.

Не надо говорить:

– Ты невежда, идиот, балбес, дурак, бестолочь…

Скажи:

– У каждого человека может что-то не получиться. Но почему-то именно этого жизнь и требует от него делать. Знаешь для чего? (Дождись ответа). Для того, чтобы научиться преодолевать себя, учиться терпению. Давай пробовать понемногу, не сразу.

Таким образом, мы всякий раз направляем внутреннюю жизнь ребенка в активное делание, созидание, искание причин неправды, стояние в добре, в труде.

Слышу ли я вопрос?



Правило общее

Взялся за дело –

будь в нем до конца,

даже если другие ушли

если двое или больше заняты одним делом – будь в нем до конца. Никто не должен оставлять на плечи других самое трудное – окончание дела. Дело не считается законченным, если рабочее место не приведено в порядок. Преданность проверяется временем помощи другому.



Правило апостольское

Обличай, запрещай, умоляй (увещевай) (2 Тим. 4, 2)

Правило это особенно нужно отцам в отношении к детям, особенно к сыновьям. Но к какому из сыновей которое из этих действий применить? Точно и ясно открывает нам об этом преподобный Венедикт в своем уставе для монастыря. Вот что он пишет.

«Пусть и строгость учителя показывает в нем нежное расположение отца: необученных и неспокойных должен он обличать строго; послушных, кротких и терпеливых умолять – да преуспевают на лучшее; а нерадивых и презорливых запрещением да запретить.

Пусть не пропускает без внимания погрешностей и опущений, но как только начнут они показываться, с корнем да отсекает их, чтоб не усилились, помня беду, какой подвергся первосвященник Илий (1 Цар. 2). Мужей честных и разумных в первое, второе увещание пусть вразумляет словом, а невежд и грубых сердцем, гордых и непокорных пусть в самом начале остепеняет даже телесным наказанием, зная написанное: глупый словами не исправляется, – и еще: жезлом бей сына твоего и избавишь душу его от смерти (Притч. 23, 9 и 13-14).



Из записей Императрицы Александры Феодоровны

***

«Смысл брака в том, чтобы приносить радость. Подразумевается, что супружеская жизнь – жизнь самая счастливая, полная, чистая, богатая. Это установление Господа о совершенстве.

Божественный замысел поэтому в том, чтобы брак приносил счастье, чтобы он делал жизнь и мужа, и жены более полной, чтобы ни один из них не проиграл, а оба выиграли. Если все же брак не становится счастьем и не делает жизнь богаче и полнее, то вина не в самих брачных узах; вина в людях, которые ими соединены.

***

Еще один важный момент в семейной жизни – это единство интересов. Ничто из забот жены не должно казаться слишком мелким, даже для гигантского интеллекта самого великого из мужей. С другой стороны, каждая мудрая и верная жена будет охотно интересоваться делами ее мужа. Она захочет узнать о каждом его новом проекте, плане, затруднении, сомнении. Она захочет узнать, какое из его начинаний преуспело, а какое нет, и быть в курсе всех его ежедневных дел. Пусть оба сердца разделяют и радость, и страдание. Пусть они делят пополам груз забот. Пусть все в жизни у них будет общим. Им следует вместе ходить в церковь, молиться рядом, вместе приносить к стопам Бога груз забот о своих детях и обо всем дорогом для них. Почему бы им не говорить друг с другом о своих искушениях, сомнениях, тайных желаниях и не помочь друг другу сочувствием, словами ободрения. Так они и будут жить одной жизнью, а не двумя. Каждый в своих планах и надеждах должен обязательно подумать и о другом. Друг от друга не должно быть никаких секретов. Друзья у них должны быть только общие. Таким образом, две жизни сольются в одну жизнь, и они разделят и мысли, и желания, и чувства, и радость, и горе, и удовольствие, и боль друг друга.

***

Бойтесь малейшего начала непонимания или отчуждения. Вместо того, чтобы сдержаться, произносится неумное, неосторожное слово – и вот между двумя сердцами, которые до этого были одним целым, появилась маленькая трещинка, она ширится и ширится до тех пор, пока они не оказываются навеки оторванными друг от друга. Вы сказали что-то в спешке? Немедленно попросите прощения. У вас возникло какое-то непонимание? Неважно, чья это вина, не позволяйте ему ни на час остаться между вами.

Удерживайтесь от ссоры. Не ложитесь спать, затаив в душе чувство гнева. В семейной жизни не должно быть места гордости. Никогда не нужно тешить свое чувство оскорбленной гордости и скрупулезно высчитывать, кто именно должен просить прощения. Истинно любящие такой казуистикой не занимаются, они всегда готовы и уступить, и извиниться.

***

Есть нечто святое и вызывающее почти благоговейный страх в том, что жена, вступая в брак, сосредотачивает все свои интересы на том, кого она берет себе в мужья. Она оставляет дом своего детства, мать и отца, разрывает все нити, которые ее связывают с прошлой жизнью. Она оставляет те развлечения, к которым раньше привыкла. Она смотрит в лицо того, кто попросил ее стать его женой, и с дрожащим сердцем, но и со спокойным доверием вручает ему свою жизнь. И муж с радостью чувствует это доверие. Это на всю жизнь составляет счастье человеческого сердца, способного и на несказанную радость, и на неизмеримые страдания.

Жена в полном смысле слова все отдает своему мужу. Для любого мужчины это торжественный момент – принять ответственность за молодую, хрупкую, нежную жизнь, которая доверилась ему, и лелеять ее, защищать, оберегать, пока смерть не вырвет у него из рук его сокровище или не поразит его самого.

***

В любви нужна особая деликатность. Можно быть искренним и преданным, и все же в речах и поступках может не хватить той нежности, которая так покоряет сердца. Вот совет: не демонстрируйте плохое настроение и оскорбленные чувства, не говорите гневно, не поступайте дурно. Ни одна женщина в мире не будет так переживать из-за резких и необдуманных слов, слетевших с ваших губ, как ваша собственная жена. И больше всего в мире бойтесь огорчить именно ее. Любовь не дает право вести себя грубо по отношению к тому, кого любишь. Чем ближе отношения, тем больнее сердцу от взгляда, тона, жеста или слова, которые говорят о раздражительности или просто необдуманны.

***

Надо, чтобы руки мужа, вдохновленные любовью, умели делать всё. Надо, чтобы у каждого любящего мужа было большое сердце. Многие страждущие должны найти помощь в настоящей семье. Каждый муж жены-христианки должен объединиться с ней в любви ко Христу. Из любви к ней он пройдет через испытания в вере. Разделяя ее жизнь, наполненную верой и молитвами, он и свою жизнь свяжет с Небом. Объединенные на земле общей верой во Христа, переплавляя свою взаимную любовь в любовь к Богу, они будут вечно соединены и на Небе. Зачем на земле сердца тратят годы, срастаясь в одно, сплетая свои жизни, сливаясь душами в один союз, которого можно достичь только за гробом? Почему сразу не стремиться к вечности?

***

Не только счастье жизни мужа зависит от жены, но и развитие и рост его характера. Хорошая жена – это благословение Небес, лучший дар для мужа, его ангел и источник неисчислимых благ: ее голос для него – сладчайшая музыка, ее улыбка освещает ему день, ее поцелуй – страж его верности, ее руки – бальзам его здоровья и всей его жизни, ее трудолюбие – залог его благосостояния, ее экономность – его самый надежный управляющий, ее губы – лучший его советник, ее грудь – самая мягкая подушка, на которой забываются все заботы, а ее молитвы – его адвокат перед Господом.

***

Дети должны учиться самоотречению. Они не смогут иметь все, что им хочется. Они должны учиться отказываться от собственных желаний ради других людей. Им следует также учиться быть заботливыми. Беззаботный человек всегда причиняет вред и боль, не намеренно, а просто по небрежности. Для того, чтобы проявить заботу, не так уж и много нужно – слово ободрения, когда у кого-то неприятности, немного нежности, когда другой выглядит печальным, вовремя прийти на помощь тому, кто устал. Дети должны учиться приносить пользу родителям и друг другу. Они могут это сделать, не требуя излишнего внимания, не причиняя другим забот и безпокойства из-за себя. Как только они немного подрастут, детям следует учиться полагаться на себя, учиться обходиться без помощи других, чтобы стать сильными и независимыми.



Адрес училища:

Свято-Сергиевское училище

православной катехизации и церковной педагогики,

ул. Голубева, 1-а, г. Волгоград,

400031, Россия

тел. 8 906 406 97 54

e_mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

сайт: www.otrada-volga.ru













* Кравцова М. Воспитание детей на примере святых Царственных Мучеников, М.: Благо, 2002. - с.62-63

1 Древние иноческие уставы. М., 1994, с. 599 (из устава прп. Венедикта).

2 Древние иноческие уставы. с. 600.

3 Древние иноческие уставы, с. 601.

+

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить